Из Сибири — с характером
Озеро Азас в Тыве // фото © РИА Новости, Юрий Сомов

Озеро Азас в Тыве // фото © РИА Новости, Юрий Сомов

Развивает ли сепаратизм особая сибирская идентичность

Новокузнецкий проект «I'm*Siberian» родился этой зимой. Дизайнер Владимир Черепанов и его команда выпускают с патриотичным слоганом наклейки на чемоданы, обложки для паспортов, футболки и другие сувениры. Эти простые вещи как маркеры идентичности сибиряка быстро стали популярны. Причем как в городах Сибири, так и за ее пределами. Появилось целое движение людей, которые любят суровый регион и восхищаются им.

Морозный дзен

В мае «I'm*Siberian» стал предметом жаркого спора. Дмитрий Медведев заявил, что активное продвижение региональных брендов может привести к сепаратизму. Московский журналист Андрей Каменецкий в статье  на сайте «Однако» напрямую связал это утверждение с новокузнецким брендом. По его мнению, тот «предлагает заменить чувство сопричастности России на современную, модную, стильную общность молодых сибирских людей». Создатели проекта говорят об обратном. «Русская планета» встретилась с Владимиром Черепановым, чтобы обсудить его детище и связанные с ним дискуссии.

– Владимир, как вы придумали «I'm*Siberian»?

– Мы с вами живем в довольно суровых условиях. Внутри этого не заметно, но снаружи — очень даже. Люди из теплых краев часто спрашивают — зачем вам это, почему не переезжаете? Мы решили превратить минусы в плюсы, а стереотипы — в легенду.

Если задуматься, Сибирь — это глобальная экзотика. Огромные масштабы, страшные морозы, дикая природа — такого сочетания нет нигде в мире. Сибиряки — наполовину герои, если не только живут здесь, но и сохраняют чувство юмора. А холода даже делают нас добрее — на морозе все конфликты и обиды становятся неважными. Мы называем это «морозный дзен».

– Почему символом выбрали снежинку?

– Ее, если помните, вышивали наши бабушки на валенках, чтобы их было легче надевать. У нас всех общее детство. К тому же снежинка — глобальный символ, простой, понятный, есть у каждого на телефоне и клавиатуре.

– Как вы восприняли материал на сайте «Однако»?

–  Для меня это странно. В проекте мы не касаемся ни политики, ни религии. Но этот фантастический текст вызвал живое обсуждение экономических, социальных, культурных проблем регионов. Дискуссия получилась жаркой, но главное — нас поддержали многие люди, как из городов Сибири, так и из Казани, Екатеринбурга, Москвы, Минска.

Что касается Дмитрия Медведева, то его высказывание о региональных брендах выдернуто из контекста. Премьер говорил о том, что нужно укреплять межрегиональные связи, объединять регионы для экономического и культурного взаимодействия. Эта проблема действительно существует — мы гораздо лучше знаем, что происходит в Москве и мире, нежели в соседнем Красноярске.

– Что нужно делать, чтобы люди оставались в нашем регионе?

Дело в том, что такие задачи должны решать не власти и не администрации, а мы сами, сообща — просто поддерживать тех, кто делает интересные, по-настоящему талантливые вещи, и стараться делать все, чтобы нам здесь жилось, как минимум, интересно. Свой проект мы будем развивать. Уже сейчас появляются новые идеи и предложения — сделать музыкальный фестиваль, установить мировой рекорд в восхождении на семь вершин по всему миру, снять фильм о Сибири.

Лицо сибирской национальности

Тема регионального сепаратизма в Сибири уже обсуждалась ранее. Более четырех тысяч человек написали  в графе национальность «сибиряк» во время всероссийской переписи населения 2010 года. Сама сибирская идентичность зародилась намного раньше. И в ее основе лежит единство разных народов, а не желание отделиться. Так считает Андрей Полухин, доцент кафедры всеобщей истории Кузбасской государственной педагогической академии:

– Современная Сибирь — это во многом продукт советской эпохи. На ее территорию за короткое время была переселена огромная масса людей. Мы этим близки к космополитичной Америке. Нельзя сравнить сибиряков, например, с жителями Калужской губернии или Нижнего Новгорода. Там развиты говоры, речь певучая, у людей преобладает славянская внешность. А у нас разные народы живут рядом и при этом сохраняют свою идентичность.

Надо сказать, что в наши дни ослабевают географические связи. Мы более тесно связаны с федеральным центром. Этому способствуют интернет, разные виды связи и растущая скорость передвижения. Но культурный контакт остается сильным. Многие люди считают себя сибиряками и в этом близки. Так жители республик после развала СССР сохранили общность. Мы смотрим одни и те же фильмы, читаем одинаковые книги, даже пользуемся теми же социальными сетями — и этого у нас не отнять.

Уехать или остаться?

Прозаик, поэт и журналист Игорь Кузнецов живет в Кемерове. Его стихи и прозу публиковали литературные журналы как в России, так и за рубежом. Многие помнят, как на вручении премии Фонда Астафьева в номинации «Поэзия» Игорь подчеркнул, что будет жить в Кузбассе. И слово свое держит. «Русская планета» обсудила с писателем, чем хороша Сибирь и почему покидать ее не хочется.

– Сибиряки — это некая идентичность людей, которая по-своему гордится местом, где живет, — рассуждает Игорь. — Почему это хорошо? Потому что люди, говорящие «Я — сибиряк», автоматически противопоставляют себя людям, следующим модному тренду «Валить из сраной Рашки».

Однако уехать или не уехать — личное дело каждого. Здесь речь идет не столько о патриотизме, сколько об ощущении собственной важности и нужности. Остаемся мы там, где чувствуем себя комфортно. Не получается наладить жизнь здесь, почему бы и не уехать туда, где есть такая возможность. А что до меня… Пока здесь живут люди, которых люблю я и которые любят меня, пока я востребован здесь, пока у меня есть ощущение дома — никуда перебираться не собираюсь.

Спортивный обозреватель Вероника Дзвоник переехала в Москву осенью 2011 года. Сейчас она возглавляет информационное направление Ассоциации студенческого и молодежного спорта. Вероника убеждена, что столица объединяет людей:

– Не я выбрала город, а он меня. В Кемерове все шло по плану: получила диплом, устроилась на городской телеканал, вела спортивную программу. И вдруг звонок: пригласили в Москву. И я не жалею, что согласилась! Спортом я горела так, что кемеровские коллеги порой не понимали меня. А новая команда сразу поддержала, все ребята оказались такие же сумасшедшие! Поэтому я считаю, что Москва — это как раз то место, где люди с общими идеями и мечтами находят друг друга. Именно здесь смогли реализовать себя известные всей стране кемеровчане — Евгений Гришковец, Мария Байдина, Вадим Такменев.

При этом Вероника считает себя сибирячкой и гордится этим. И удивляется тому, как рассуждают о жителях самого сурового региона в Центральной России.

– Кажется, что в столице про сибиряков знают больше, чем сами они про себя, — смеется она. — Мы и суровые, и словцо крепкое любим, и холод у нас все 12 месяцев стоит. Когда 1 июня в Кемерове выпал снег, стереотип этот только утвердился. Но при этом все знают, что у нас особый характер. И это правильно! Сибирякам присуща твердость духа, оптимизм, целеустремленность и прямота. И эти черты мы сохраняем, куда бы ни переехали.

Читайте в рубрике «Титульная страница» В очередь…Дмитрий Дюжев позволил себе неосторожные высказывания о культурном уровне отечественных зрителей и был обвинен в унижении достоинства россиян В очередь…

Комментарии

25 июля 2013, 21:47
Все, что не делается в России, все производится на ее западной окраине, крупные спорт. соревнования, строительство зводов, Сколково... За уралом находдится "Большой лепрозорий", здесь необходимо строить только трубопроводы для газа и нефти...
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте статьи экспертов
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»