Законодатель мод в выпуске арматуры
Выплавка стали на Западно-Сибирском металлургическом комбинате. Фото: Денис Рассохин / «Русская планета»

Выплавка стали на Западно-Сибирском металлургическом комбинате. Фото: Денис Рассохин / «Русская планета»

РП поговорила с руководителем металлургического гиганта Алексеем Юрьевым о санкциях, договоре с РЖД и модернизации производства

«Русская планета» встретилась с управляющим директором Западно-Сибирского металлургического комбината ЕВРАЗ Алексеем Юрьевым в формате «без галстука». ЕВРАЗ — один из основных производителей сортового проката и метизной продукции в России.

О санкциях

– Нам повезло, — уверяет Алексей Юрьев, управляющий директор ЗСМК ЕВРАЗ. — Комбинат оказался гибким. Когда потребовалось, мы смогли очень быстро перенастроить производство. 2014 год начали с выпуска больших объемов арматуры. Она была востребована на внутреннем рынке: в стране велось активное строительство. Потом — известные политические события, девальвация рубля. Мы развернулись в сторону экспорта. Стали торговать со странами юго-восточной Азии. Даже несмотря на то, что из глубины Сибири до восточных портов далековато, это оказалось выгодно.Квадратная заготовка, прокат и рельсы — все это было интересно продавать на Кубу, в Бразилию, в Латвию и прочие страны. При низком курсе рубля — нам даже хорошо. Платят-то иностранцы валютой, и в пересчете на наши деньги цена на металл растет.Сейчас рубль снова отыгрывает свои позиции, меньше становится и экспорта.

Итоги года Объединенного Запсиба весьма обнадеживающие. Металлурги сумели обернуть экономические санкции себе на пользу. 15% рентабельности, по некоторым показателям — до 20%. Когда рубль снова стал укрепляться — чуть было не расстроились, шутят топ-менеджеры.

Фото врез: Управляющий директор Западно-Сибирского металлургического комбината ЕВРАЗ Алексей Юрьев. Фото: Денис Рассохин

Управляющий директор Западно-Сибирского металлургического комбината ЕВРАЗ Алексей Юрьев. Фото: Денис Рассохин / «Русская планета»

– Теперь мы снова на перепутье — куда больше производить: на внутренний рынок или на внешний, — рассуждает Юрьев. — Но только не нужно думать, что существенный рост чистой прибыли связан исключительно с внешними факторами. Мы смогли удержать внутренние программы — инвестиции, социальный пакет и так далее. Все этопосчитано в рублях. И в бюджет заложено в них же. И мы смогли убедить партнеров не пересчитывать контракты в доллары и евро. И удержались в бюджете.

– Сейчас комбинат работает с неполной загрузкой мощностей. Хотя бы это можно списать на влияние санкций?

– Да, загрузка — не на 100%, но, во-первых, учитывайте плановые ремонты. Все-таки процесс модернизации производства останавливать нельзя. А во-вторых, конечно, пришлось пересматривать бюджеты по макропараметрам. Мы тоже ощущаем эту мировую болтанку. Но через своих зарубежных коллег. Меняются цены на импортное оборудование, например. Меняется спрос. Но если быстро ориентироваться, то можно вовремя привести ситуацию в равновесие.Ищем заказы. Ищем пути. Нас не запугать.

О конкурентах и инновациях

– Сейчас в России снова ожили крупные строительные проекты, — говорит Алексей Юрьев. — Запсиб стал законодателем мод в выпуске арматуры. Наша обладает высокой сцепляемостью с бетоном. Мы разработали ее совместно с ученымии она востребована. Это интересно с точки зрения технологии применения, результата на стройке. Мы стремимся попасть во все тендеры. Кузнецкий металл есть в приморских портах, на космодроме, в мостах, в других объектах. Но широкий сортамент проката — это все-таки ради разнообразия. Как будто ведешь свое натуральное хозяйство, и чтобы не сидеть на одной картошке, хочешь еще и грядочку морковки посадить, свеколки. Это я, конечно, оченьпо-бытовому выражаюсь.

– Основная доля продукции — все-таки рельсы? Традиционно?

– Это, скорее, визитная карточка кузнецкого металла. Естественно, делаешь все, чтобы чувствовать себя комфортно и не зависеть полностью от капризов монополии. РЖД как потребитель — очень сложный партнер. И ценовая политика сложная, и требования по качеству и сортаменту. Особенный заказчик, который пока что забирает львиную долю нашей продукции. Хотя рельсы мы поставляем и на Кубу, и в Бразилию, и в Малайзию. После того, как мы получили ряд сертификатов, нас признали во всем мире. Рельсы ЗСМК востребованы в Европе. А сертификаты настолько серьезные, что позволяют нам торговать с любой точкой земного шара, мы доказали качество в мировом масштабе.

Рельсы бывают разные. Их «сорт» зависит от профиля, способов закалки, обработки, от металла и многих других параметров. Ежемесячно комбинат выпускает на рынок 3–4 новые разновидности. Особая гордость из числа последних разработок — рельсы высокой износостойкости. Для экстремальных условий эксплуатации.

– Мы же понимаем прекрасно, что выросла компания-конкурент, — уверяет Юрьев. — «Мечел»выдал свою первую партию. На испытаниях уже локомотив по их рельсам гоняют по кругу, проверяют на износ. Они начинают получать сертификаты.

– Вы боитесь появления конкуренции?

– Нет. Надо понимать, что здесь сильны традиции. В Новокузнецке все промышленные площадки заточены на выпуск качественной продукции, весь коллектив, от рабочего до директора. Мы уже 80 лет рельсы производим. Научились. И, на мой взгляд, важна именно ментальность.У конкурентов — я уверен — не получится пройти этот путь быстро.

Но рано или поздно продукция на рынке появится. Поэтому мы уже давно пошли в сторону высокотехнологичного производства. Теперь мы делаем не просто качественные рельсы, а специализированные. Научились делать их для высокоскоростной дороги. Для скорости поездов 200 км/ч и выше. Делаем стометровые— бесшовные. Есть ноу-хау — рельсы высокой устойчивости. Таких стандартов в мире еще не придумали, потому что кроме нас никто их не делает, мы — первые.

Японцы и австрийцы пытаются, но мы их опередили. А вот низкотемпературные рельсы вообще никто даже не пробовал делать. Это рельсы огромной надежности, для дорог, которые железнодорожники планируют прокладывать в Якутии, на БАМе, на Транссибе. Когда государство решит строить эти масштабные инфраструктурные проекты, то материал уже разработан. Так что мы не прогадали, когда пошли в сторону инноваций.

О надеждах

Развитие и модернизация железных дорог «Восточного полигона» — один из крупнейших инфраструктурных проектов России. Он считается достойной перспективой для металлургии Кузбасса. Да и вообще — для всей промышленности региона. Этот инфраструктурный проект лишит Кемеровскую область нелестной славы сырьевого тупика. Обеспечит спрос на продукцию предприятий. Начнут строить — появится огромная потребность в материалах, которая, как локомотив потянет за собой и металлургию, и рудное дело, и угольную промышленность.

Как построят — прорубят окно в Азию, а это новые, пока мало освоенные рынки сбыта. Но пока дальше озвученных стратегических планов правительства дело не идет.

– Вам хоть что-нибудь известно о возможных сроках начала этой гигантской стройки?

– Это очень сложный вопрос. Чтобы работать с новыми рельсами, нужно новое строительное оборудование. Пока его недостаточно, если говорить о масштабных проектах, таких, как Москва-Сочи, Москва-Нижний Новгород, Москва-Казань, Санкт-Петербург-Хельсинки, Транссиб, БАМ. Сначала нужны инвестиции. Нужно создать мощности. Иначе никто не сможет уложить в дорогу наши рельсы, сколько бы мы их не произвели.

Красота горящей стали. Фото: Денис Рассохин

Красота горящей стали. Фото: Денис Рассохин / «Русская планета»

– Но вы-то готовы?

– Мы — гибкая структура. Если увидим спрос, сможем за год-два перестроиться и обеспечить предложение.

О модернизации

Реконструкция производства — одно из стратегических направлений новокузнецких металлургов. Нельзя делать современный металл на агрегатах, построенных в прошлом веке.

– Мы полностью перекроим завод, — решительно заявляет Алексей Юрьев. —Запсиб станет абсолютно современным уже в ближайшие годы. Санкции эти планы несколько корректируют. В каком ключе: наши импортные партнеры, поставщики оборудования, машиностроители, сейчас сидят без заказов. Санкции по ним ударили не меньше, чем по нам. Естественно, они любому заказу на оборудование радуются и стремятся больше на нем заработать. А мы все прекрасно понимаем, и предлагаем им свои условия. В общем, процесс переговоров стал очень увлекательным.

– Если обозначить инвестиционные планы хотя бы приблизительно, то каковы они?

– Есть цель: получить удобоваримый товар с меньшими издержками и продать его подороже. Это грубо,зато честно. Самый короткий путь к снижению издержек — установить новое оборудование. Современное.

Самый масштабный проект — переход на непрерывную разливку стали. Сейчас мы примерно 60% нашей продукции сначала превращаем в слиток. В заготовку, которую надо нагреть, прокатать и только потом получить готовую продукцию. Несколько промежуточных этапов, вовсе необязательных. Зачем тратить на них ресурсы, силы, время? Технология непрерывной разливки — это когда сталь из печи сразу идет в прокат, напрямую.

Уже в нынешнем, 2015 году, будем модернизировать сортовую машину непрерывного литья. Мы ее остановим на полгода. И совместно с итальянскими партнерами начнем делать современной. Принцип ее останется прежним. Она будет так же выдавать восемь ручьев металла. Но при этом мы на нее навесим кучу агрегатов, не буду вдаваться в технологию, оснастим ее по последнему слову техники. Она станет в два раза производительнее и выгоднее в эксплуатации. В октябре запустим.

О социальной ответственности

Объединенный ЗСМК — градообразующее предприятие. Более 20 тыс. работников, у всех — семьи, да еще вся инфраструктура работает на промышленные объекты. Любая социальная напряженность в городе сказывается на работе комбината. Равно и наоборот.

– Нет розовых очков у коллектива, — качает головой управляющий директор предприятия. — Наша социальная защищенность — это большой вопрос. Только коллективный договор у нас стоит 860 млн рублей. Я не знаю ни одного предприятия, который бы имел такой серьезный социальный пакет.Зарплата? Мы долго слышали от профсоюзов: когда сделаете среднюю зарплату по комбинату 40 тысяч— отстанем. Сейчас стало 43. Думаете, отстали? Нет, давят на то, что цены выросли, что реально эти деньги сейчас стоят не так много, что услуги ЖКХ подорожали, рыба-колбаса взлетели в цене. А мы? Мы готовы к новым индексациям, но с условием: рост заработной платы не должен превышать темпов производительности труда. Это закон экономики, его нельзя нарушать точно так же как закон физики, закон природы. В коллектив приходишь — эти разговоры о производительности мало кого трогают. Но приходится каждый день объяснять, доказывать, убеждать. Никаких розовых очков никто не надевает. Да и шапкозакидательского настроения никакого нет: у нас все хорошо.

– В связи с большими планами по реконструкции планируется ли оптимизация численности сотрудников?

– Планируется. Цифры пока не скажу, планы в разработке. И подчеркиваю: мы ведем речь об изменении процессов. Мы держим курс на модернизацию производства, на внедрение автоматики. Переходим на новую продукцию. Естественно, численность коллектива будет меняться. Но — плавно. И это важно.В 2014 году мы отказались от ряда производств и агрегатов. Вспомните стан листового проката, первую площадку коксохима. Но в 2015 году таких масштабных сокращений не будет. Плавно изменили процессы, подумали над изменением численности.Для этого достаточно просто сместить балансестественного оттока кадров.

Об экологии

Программы «Вода» и «Воздух»реализуются на промышленных площадках металлургического гиганта медленно, но верно. До их завершения еще три года. Главный из ближайших шагов: установить фильтры на аглофабрике. Это позволит в разы снизить выбросы в атмосферу. Эффект будет почти так же ощутим, как после реконструкции коксохимического производства. Там установка фильтров позволила снизить выбросы вредных газов и твердых частиц в воздух практически полностью. Теперь они улавливаются и идут на вторичную переработку. С водой — сложнее. Для завершения программы комбинату осталось ликвидировать единственный сброс — в реку Канабениху.

– У нас же новое требование экологов — восстановить реку до рыбохозяйственного состояния, — вздыхает Алексей Юрьев.

– А Канабениха — это где? — мучительно вспоминаю карту города и окрестностей.

– Канабениха — это подземная река, закованная в бетон. Ее не видно от истока до устья. Помните, напротив проходной комбината постоянно дорога по весне оседает? Так вот эта яма — это и есть Канабениха. Какая там рыба? Но раз положено развести в ней ершей, разведем. Ловить их под землей будет затруднительно, но это уже дело совсем другое.

«Они искренне верят в зрителя» Далее в рубрике «Они искренне верят в зрителя»«Русская планета» наблюдала за изнанкой Всероссийского фестиваля циркового искусства Читайте в рубрике «Титульная страница» Зураб Соткилава: «Смерти нет!»Ушел человек-легенда, подаривший минуты подлинного счастья любителям оперы Зураб Соткилава: «Смерти нет!»

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Читайте самое важное в вашей ленте
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте наиболее актуальные материалы
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»