«Природу не обманешь»
Улицы стали судоходными, главное — не пропороть днище лодки о заборы. Фото: Павел Лавров// «Русская планета»

Улицы стали судоходными, главное — не пропороть днище лодки о заборы. Фото: Павел Лавров// «Русская планета»

Корреспондент РП встречал паводок в зоне подтопления вместе с жителями Новокузнецка

Вместе с Денисом Новохацким едем в дом к его родителям на улице Карьерной. Штормовое предупреждение уже объявлено, родители просили приехать и помочь убрать на второй этаж ценности, продукты, мебель, скотину. В общем, все, что может утонуть при половодье.

– Нас уже плывут встречать, — радует Денис, убирая в карман мобильный телефон. — И это значит, что в болотниках мы уже не пройдем, даже через соседей.

– Уже так глубоко?

– Ну, в сапоги точно зальется. А если чуть мимо дороги наступил — все, с головой скроет. Так что на лодке надежнее.

Машину оставляем на возвышенности. Небольшой пятачок между домами стал чем-то вроде импровизированной эвакуационной парковки. Сюда жители низин отогнали весь транспорт из гаражей. Поставили плотно: чтобы больше техники уместилось.

– Сюда точно не достает паводок? — сомневаюсь, оценивая расстояние до кромки воды. Улица Карьерная отсюда и дальше — затоплена, до первых дворов еще можно дойти в сапогах, дальше — глубже.

– Бывало, что и на этом самом месте КАМАЗ тонул, — усмехается Денис. Он уже переобувается, дальше пойдет в гидрокостюме. — Но она же резко не поднимется. Если увидим, что высоко уровень пополз, успеем в город машины отогнать. И вывезем, кого успеем.

Дом № 13 оказался везучим — он на Карьерной расположен выше соседних. Именно в этом дворе жители устроили что-то вроде наблюдательного поста. Вдоль гаражей сложили длинные завалинки из бруса. Мужики покуривают и цокают языками, поглядывая на небо: пасмурно. А здесь знают, к чему приведет дождь.

– В Таштаголе, слыхали, льет как из ведра и тепло стоит! Речка вздыбилась. Если тучки не растащит, к вечеру вся вода к нам придет!

– Какой к вечеру? По закону подлости она тебя ночью подопрет, когда будет не видать ни черта, и дрыхнуть будешь.

К забору привязаны четыре лодки, еще две— сохнут кверху днищами на дровянике.

– Да где ж они? Минут пять уже как вызвали! — смотрит на часы местный житель Алексей. — Скорая помощь — она у нас такая скорая!

– А что случилось?

– Да вон. Видишь, вдоль забора в спальнике? — показывают мне на мокрый сверток защитного цвета. — Вроде, и неглубоко там. Ну, чуть выше колена. Он домой пошел. Недалеко и ходить. То ли плохо ему стало, то ли что? Ну, старенький! Упал вниз лицом и не шевелится. Пока сообразили, пока вытащили...

– Живой?

– Да откачали. В спальник мой завернули, чтоб не на голой земле лежал.

В ожидании врачей мужики успевают нервно вытянуть по две-три сигареты. Для машины медиков уже освободили место, чтобы развернулась на узкой улочке. Фельдшер выпрыгивает из машины, подбегает к пострадавшему, щупает пульс.

Бригада врачей прорвалась к самой границе затопленных территорий. Фото: Павел Лавров// «Русская планета»

Бригада врачей прорвалась к самой границе затопленных территорий. Фото: Павел Лавров// «Русская планета»

– Он был в состоянии алкогольного опьянения? — спрашивает присутствующих.

– Что вы! Он приличный человек, непьющий! Положительный! Здоровается всегда! — причитает одна из женщин-соседок.

– А долго в воде был?

–Вытащили почти сразу. Ну и откачивали минуты четыре, — вспоминают очевидцы.

Бригада увозит пострадавшего. Мужики закуривают снова. Тем для обсуждения на ближайшие несколько часов точно хватит: кто первый увидел, кто первый вытащил, куда соседа повезла скорая, хорошо или плохо, что повезли без сирен. А помните, как в прошлом году бабка корову повела, а корова в воде испугалась и бабку затоптала?

– Пойдем что ли? Нам еще собак спасать надо, — зовет Денис. Его отец уже подогнал к берегу дюралевую лодку.

Плыть по улице, ориентируясь по торчащим из воды штакетинам и рядам деревьев у калиток — непросто. Владимир Александрович правит уверенно, фарватер уже выучил. Кое-где даже режем углы между затопленными по крышу гаражами и зарослями черемухи.

– И как-то даже не верится, что это — Центральный район Новокузнецка, правда? — поворачивается он ко мне. — Есть в этом что-то такое венецианское. Не знаешь, в Венеции соседские дрова в огород могут приплыть? —юморит, показывая на всплывшую поленницу на соседнем участке.

В сумерках встретился на улице еще один транспорт. Фото: Павел Лавров// «Русская планета»

В сумерках встретился на улице еще один транспорт. Фото: Павел Лавров// «Русская планета»

– Вова, почем нынче пассажирские перевозки? — кричит с соседнего дома-островка одна из соседок.

– Мы мзду не берем! — кричит рулевой в ответ.

Посреди затопленного леса на островке — два домика и жмущиеся к ним хозяйственные постройки. На крыше сарая как на дозорной вышке восседает крупный сторожевой пес. Завидев лодку, начинает звонко гавкать.

– Темир! Ты куда забрался, малыш? — кричит питомцу Денис.

Из сарая выходят домочадцы — сестра Дениса Ира и ее муж Женя. Им вода чуть-чуть не достает до колен.

– Не зови его! Ты знаешь, как тяжело было его туда заманить? Он даже за колбасу не хотел подниматься!

Слуховое окошко заколочено досками. Иначе у Темира хватит сил, чтобы выдавить ставни и спуститься вниз: он не любит сидеть на крыше. А внизу ему сейчас делать нечего: пойдет на прибыль вода, утонет. Жалко. На вторые этажи и крыши здесь во время паводка поднимают всю живность, от кур до крупной скотины. Одних кошек тут — дюжина.

В доме хорошо видно, до какого уровня может подняться весенняя вода. На беленой печной трубе, как ее не закрашивай, видно полосу размокшей штукатурки на уровне груди. Первый этаж затапливает регулярно. Сейчас под ногами еще не хлюпает, а вот в подполе вода уже плещется. С северной стороны дома вид из окна пугающий: мутная водная гладь от подоконника и до дальнего леса.

Чтобы понять, как высоко поднялась вода, достаточно взглянуть в окно. Фото: Павел Лавров// «Русская планета»

Чтобы понять, как высоко поднялась вода, достаточно взглянуть в окно. Фото: Павел Лавров// «Русская планета»

– Не надоело вам так каждую весну развлекаться?

– Меня постоянно спрашивают: чего вы отсюда не уезжаете,  — вздыхает Татьяна Новохацкая. — А этот участок мой дед выкорчевывал. Тут тогда черемушник был. А сейчас уже мои дети и внуки тут живут. Пять поколений. Мы в эту землю вросли уже. Что говорить? Да и привыкли. Мы же взрослые люди, мы понимаем, на что идем.

Денис — молодой, здоровенный мужик, с трудом закидывает через чердачный лаз тяжелую мебель. Это нужно сделать заранее. Если вода придет ночью, родители без него не справятся. На второй этаж переезжает все ценное — то, что может испортиться от воды или просто уплыть по течению. При наихудшем сценарии развития событий через дом потечет река.

– Природу-то не обманешь. Река знает, где ей положено быть, — вздыхает Татьяна Федоровна. — Здесь же ее старое русло. А когда в 50-х годах аглофабрику стали строить, то реку спрямили. И остались тут кругом одни старицы да озера. А весной река обратно возвращается. Потому тут так и топит. Вообще весь этот район. В названия улиц вслушайтесь: Водная, Карьерная,Заливная.

– Вот с этой ранетки я в детстве упал, — показывает Денис Новохацкий дерево у самой кромки воды, метрах в трех от крыльца дома. К стволу привязана бечевка, Денис тянет за нее и выуживает с грядок плетеную мордушку. Рыбью мелочь вытряхивает себе под ноги, мальки плюхаются в мутную весеннюю воду. — Это не для еды. Это в качестве природной сигнализации о паводке. Если рыба в огороде плещется — значит, река еще будет прибывать. Как только на убыль пойдет вода — за 2–3 часа рыбы здесь уже не будет. Она как-то чует и с мелководья обратно в основное русло уходит.

– И как, приметы с прогнозом синоптиков совпадают?

– Ну, вот сегодня — совпадают. И рыба — вот она, хоть из окошка удочку кидай.И синоптики обещали — тепло и дожди. Значит, до самых выходных вода будет подниматься, скорее всего.

– То есть, в дом все-таки зайдет?

– Вероятно. Не до второго этажа, как в 2004 году, когда вообще самый страшный паводок был, но тоже хорошего мало.

Теплица на металлическом каркасе плотно набита дровами и стройматериалами. Для пущей надежности штабели стараются подвязать бечевками и замотать скотчем. Всплывут, но хоть не растеряются.

– А сама теплица не уплывет?

– Да ну! Мы ее от греха подальше заякорили. Арматуру в землю вбили, да и вообще, она ж к фундаменту прикреплена. Нет, не уплывет.

Чтобы сполоснуть руки, далеко ходить не надо: во дворе, куда ни глянь, везде берег реки. Нагибаюсь над водой, начинаю оттирать грязь.

– А давайте я лучше полью? — морщится сестра Дениса, Ира. — А то ведь весна. Как говорится — пришла весна и показала, кто где… Что делал. Вода грязная.

– Ага, не надо, — поддерживает сестру Денис. — У нас тут шаурмичная выше по течению, в огород запчасти куриц приплывают иногда, причем в состоянии б/у. Питьевая и чистая вода — вон, из скважины.

– А вообще-то у нас хорошо весной! — улыбается Владимир Александрович, старший из Новохацких. — Вот когда весь этот черемуховый лес зацветет, это же какая благодать! Дышишь, а надышаться не можешь! Нет, не уеду я отсюда никуда.

– Даже на время паводка?

– А охранять кто это все будет? Это не деревня. Тут каждый год по ночам в паводок какие-то хлопцы на резиновых лодках туда-сюда, все приглядываются, где что плохо лежит.

– А полиция на что?

– Да когда я ту полицию успею позвать, если ко мне мародеры приплывут? Тут только сам. Они, если видят, что люди на крыше сидят, в те дома не лезут.

Операция по спасению домашней живности завершается самой сложной задачей: на крыши нужно затащить старых сторожевых псов. Овчарка Граф этого не любит. Со страху может укусить даже хозяина. Тянуть приходится втроем, с двух лестниц и с крыши одновременно, придерживая лапы, зубастую пасть, и стараясь не повредить животное.

– Сами-то вы как?— спрашиваю хозяев, когда нервы после подъема псов уже поуспокоились.

– Дежурить будем. Третья ночь уже, как дежурим, следим. Как в дом вода зайдет, так тоже на крышу полезем. У нас все готово уже.

– А вообще от паводка польза большая, — смеется Денис, отхлебывая из банки ягодный морс. — Если бы не паводок, мы бы вообще никогда варенье из погреба не достали. Нам же так-то всё лень в подпол лазить.

Лодкой — с острова до большой земли. Уже в сумерках расходимся встречными курсами с другим судном. Там не всем хватило весел, кто-то гребет лопатой.

– Нормально?

– Да лучше всех!

Вода прибыла заметно: причаливали мы уже метра на три ближе к дороге, чем удавалось пришвартоваться до этого.

Службы спасения круглосуточно дежурят на посту у самой кромки разлившейся реки.Фото: Павел Лавров// «Русская планета»

Службы спасения круглосуточно дежурят на посту у самой кромки разлившейся реки.Фото: Павел Лавров// «Русская планета»

На соседней улице — дежурный пост спасателей. Там — машины ГАИ, пожарной охраны, вездеход и импровизированный лодочный причал. Дорога упирается в воду. Дальше, сколько хватает глаз — все затоплено. Зевак не пускают дальше дорожной насыпи. Впрочем, и оттуда хорошо видны масштабы разгулявшейся стихии. Эвакуированные скучают отдельной группкой.

– Сегодня, если большой воды не будет, попросимся обратно. Тут торчать — веселья мало, — говорит Валентин, житель дома из зоны подтопления. — Да и собирались как? Вроде все подготовлено, а особо ничего не возьмешь с собой. Дома — и одежду возьмешьпотеплее, и вообще — душа болит, как там без присмотра. Подперло водой или как?

Через дорогу — уже под окнами девятиэтажек, где вода уж точно не достанет — целый зверинец. Кони, пони, ослик. Коновязь — прямо на газоне. Тут же — рулон сена для скотины. Эвакуировали конный клуб.

– Как еще меня не смыло? — смеется девушка в серой куртке. — Я думала, своим ходом успею, без помощи МЧС. А дорогу уже переливать начало. На ослике поехала. Он в воду зашел по колено и стоит. Потом назад пошел. Я его сначала ругала, что он упрямый, а потом мне уже мужики-спасатели говорят: да он тебя спас. Там глубоко и течение. Даже если по колено — тебя смыло бы вместе с ослом, и всё.

–На вечер пятницы, 24 апреля, уровень воды составит 645 см по Новокузнецку, — говорит Владимир Кузнецов, начальник отдела планирования УЗНТ Новокузнецка. — Это выше опасного уровня. Мы всех предупредили, кто в зоне затопления. Там люди грамотные, всем не в первый раз, мы работу провели. Маломобильные граждане — эвакуированы. Всех, кто захотел — переселили временно. Большинство разъехались по родственникам, несколько человек — в пунктах временного размещения. Мы дежурим круглосуточно. Видите же, ночь уже, а мы все — здесь. Только экипажи меняются, посменно.

Двум девушкам удалось уговорить спасателей помочь им съездить домой, в затопленные территории: ночью похолодало, надо взять что-нибудь более подходящее из одежды. На вездеходе, под присмотром бойца в полной амуниции, со всеми мерами предосторожности уезжают в темноту.

В припаркованном неподалеку микроавтобусе открыта дверь, заняты все сиденья. Термосы, пакеты с бутербродами разложены прямо на полу. Во время прогноза погоды пассажиры просят водителя сделать радиоприемник громче. Радио обещает дожди.

Законодатель мод в выпуске арматуры Далее в рубрике Законодатель мод в выпуске арматурыРП поговорила с руководителем металлургического гиганта Алексеем Юрьевым о санкциях, договоре с РЖД и модернизации производства Читайте в рубрике «Титульная страница» Страшная смерть королевы комедииСегодня легендарной советской актрисе Тамаре Носовой могло бы исполниться 90. Но она умерла 10 лет назад в жуткой нищете Страшная смерть королевы комедии

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте статьи экспертов
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»