Без политики и экстрасенсов
Волонтеры из отряда «Лиза Алерт» ведут поиски в лесу. Фото: Ирина Сокольчук.

Волонтеры из отряда «Лиза Алерт» ведут поиски в лесу. Фото: Ирина Сокольчук.

Как волонтеры в Кемерове и Новокузнецке помогают полиции и спасают людей

Следователи из Кемерова 17 сентября предъявили обвинение предполагаемому убийце 15-летней Яны Титовой. Девушка пропала 24 июля в жилом районе Кедровка. На протяжении недели ее искали спасатели, полиция, следователи и добровольцы. Тело школьницы обнаружили 31 июля рядом с гаражным кооперативом «Феникс». 

Трагедия объединила сотни людей. Многие из них стали волонтерами после гибели Яны. В Кемерове открылось отделение поисково-спасательного отряда «Лиза Алерт» (alert, англ.— тревога, внимание. — Примеч.авт.).Его отделения есть как в России, так и за ее пределами. Организация начала свою историю с поисков ребенка — Лизы Фомкиной из Орехово-Зуево, пропавшей в лесу 13 сентября 2010 года. К сожалению, живой девочку найти не удалось. Общественная организация была названа ее именем.

Только за первый месяц работы волонтеры из Кемерова нашли живыми семь пропавших людей из областного центра и городов Кузбасса. Ориентировки с пометкой «Найден. Жив» можно увидеть в альбоме сообщества отряда в социальной сети «Вконтакте». Ради этих двух слов волонтеры готовы многое отдать.

Отряд памяти Яны Титовой

Корреспондент РП встретилась с руководителем кемеровского представительства «Лизы Алерт», 19-летней Ириной Сокольчук.

— Когда мы искали Яну, у нас еще не было никакого отряда. Ее поиски начались 25 июля, на следующий же день после исчезновения, — вспоминает Ирина. — Сначала нас было только двое. Многого бы мы добились? Я собрала людей — позвонила друзьям и знакомым. И 26 июля на поиски отправились уже десять человек. С каждым выездом волонтеров становилось все больше.

Ирина вспоминает, что руководить операцией было сложно — ребята не знали, как правильно искать. Многие из них занимались этим впервые. Но помогали всем, чем могли. Одни расклеивали по всему городу листовки с фотографией Яны, другие прочесывали улицы и парки, третьи распространяли информацию в социальных сетях.Волонтеры каждый день приезжали в Кедровку, где жила Яна Титова. Поиски начинались в 10 часов утра, а завершались только к 9 вечера.

— Нелегко было осматривать заброшенные погреба — у нас не было снаряжения для спуска, — вспоминает Ирина. — Но выход нашли: обратились к игрокам «DoZora» (ночная поисковая командная игра, включающая в себя соревнования по городскому ориентированию. — Примеч. авт.). Один из них, Максим Кондратьев, стал активным участником волонтерского движения и специалистом по снаряжению.

В последний день поисковой операции, 31 июля, в Кедровку прибыли около 50 человек. Многие волонтеры восприняли известие о гибели Яны болезненно — каждый из них верил, что ее удастся спасти. В память о девушке и был создан поисковый отряд. Сейчас кемеровское отделение «Лизы Алерт» активно развивается. Волонтеры пройдут курсы спасателей в ГУ КО «Агентство по защите населения и территории Кемеровской области».

– Учеба будет разделена на три этапа: теоретический, практический и аттестацию, после успешного прохождения каждый из волонтеров получит книжку спасателя и удостоверение международного образца, — уточняет руководитель отряда.

Штаб у памятника Ленину

В Новокузнецке на протяжении трех лет существует волонтерское объединение «Поиск пропавших детей». Его основал Илья Бабичев после поисков в октябре 2011 года 12-летней Лены Полуниной, которую, к сожалению, живой не нашли. Примечательно, что его добровольцы также примкнули к поискам благодаря соцсетям и интернету.

– Поиски Лены самостоятельно начали Олег Карелин и его сыновья — они были знакомы с ее семьей. Он кинул клич на местном интернет-ресурсе, я откликнулся и привлек всех своих друзей.

Школьница пропала в Кузнецком районе. Добровольцы собирались каждый день у памятника Ленину. В первый день туда пришли 20 человек, а потом все больше и больше. Поиски шли круглосуточно, по сменам: утренняя начинала в 9 часов, а вечерняя — в 19.

– Формат поисков у нас тот же, что и у полиции: от места исчезновения человека мы выстраиваем приблизительный маршрут, проходим по нему и распечатываем карты, — рассказывает Илья. — Затем делимся на группы и прочесываем местность. Например, одной группе достаются три дома — и ребята проверяют входы в подвалы, подъезды и чердаки. После этого звонят в штаб координатору, который на карте отмечает, что эта территория пройдена. Мы активно сотрудничаем с полицией. Передаем туда информацию, какие зоны прошли и что обыскали. Во время поисков Лены Полуниной с нами работал следователь — помогал, координировал нас.

Однако сотрудничество волонтеров с правоохранителями и МЧС пока остается неофициальным. Сегодня в российском законодательстве для добровольцев пока нет никакой поддержки. Единственное, что допускается — это возможность оформить с полицией полуофициальные отношения на правах внештатных сотрудников.

– После гибели Лены Полуниной мы занялись просветительской работой в школах. Чтобы дети не попали в беду, их ведь нужно научить основам безопасности, — рассказывает Олеся Логунова, участник движения. — Однако с учениками нам пообщаться не удалось. Учителя с удовольствием брали у нас печатные материалы, но в беседах со школьниками отказывали — их могут проводить представители официальных структур. Данная ситуация нас и подтолкнула к регистрации. Этим летом мы получили правовой статус. Теперь мы некоммерческая организация «Информационный центр “Безопасность детей”».

Сейчас организация состоит из пяти координаторов и нескольких десятков волонтеров, которые подключаются к работе уже во время поисков. Участники движения в Новокузнецке поддерживают связь с филиалами «Поиска пропавших детей» в других городах и проводят тематические вебинары по обмену опытом. Уже состоялись занятия по картографии, по полевой кухне, по GPS-навигации. Есть у волонтеров и наставник — бывший сотрудник МВД из Москвы, который 25 лет занимался поиском пропавших людей.

Тайга, видения и PR

Новокузнецкая организация еще молода, особенно в сравнении с представительством из Новосибирска. Там работает постоянный отряд, насчитывающий более 1000 человек. Его члены даже проходят курсы при МЧС. Отделение в южной столице Кузбасса тоже нужно развивать, подключать новых участников и обучать их. Сейчас у ребят есть проблемы с лесными поисками — нужны подготовленные люди. Туристических навыков тут не хватает.

– Неподготовленных людей я в тайгу не могу отправить, их потом самих искать придется, — сетует Илья. — Тем более что тайга у нас лютая: там не только заблудиться можно, там же еще и медведи есть.

– В Европейской части России лесные поиски чаще проводятся, но там леса другие, — добавляет Анна. — Я скидывала гугл-карты мест, где мы были, нашим европейским коллегам. Они говорят, что туда бы не пошли.

В Новокузнецке к поискам часто присоединяются так называемые экстрасенсы. Но они чаще только мешают. Илья Бабичев говорит, что из-за них волонтеры теряют время.

– Одни хотят выжать денег из родных пропавших детей, другие —попиариться, а третьи насмотрелись шоу по телевизору, — рассказывает Илья. — Когда искали пенсионерку и парня с Ильинки, нам звонили трое таких. Одна женщина сказала: «Я не экстрасенс, но я сегодня проснулась, и мне видится, что пропавший — жив». Вторая — «Он погиб у воды, там темно». Эта фраза, кстати, у них любимая. Она звучит практически на каждых поисках. Кстати, сейчас к поисковым операциям по всей России часто подключают экстрасенсов. Но я ни разу не слышал, чтобы кто-то из них хотя бы раз назвал точное местоположение пропавшего человека.

На громких поисковых операциях ищут славы и политики. Ребята рассказали, что однажды на поиски прибыли представители известной политической партии. Они развернули флаг, сфотографировались с волонтерами и уехали. Видимо, для отчета в Москву снимки делали.

— Мы позиционируем себя как организация вне политики, — добавляет руководитель волонтерского объединения. — Если мы начнем работать под эгидой одной из партий, то они нам, может, и помогут. Но тогда из другой партии человек на поисковую операцию не пойдет. А нам нужны не деньги, а люди.

Спонсоров у волонтеров из Новокузнецка пока нет. Все затраты, в том числе на печать ориентировок и поисковое снаряжение, ложатся на их собственные плечи. Но их это не смущает — они ведь делают доброе дело. К тому же каждый находит в волонтерстве что-то свое. Для одних это экстремальное хобби и возможность обрести новых друзей, для других — возможность уберечь от беды свою семью и помочь людям. Среди волонтеров-поисковиков много родителей, которые лучше других понимают, что это такое — потерять ребенка. 

Читайте в рубрике «Титульная страница» Зураб Соткилава: «Смерти нет!»Ушел человек-легенда, подаривший минуты подлинного счастья любителям оперы Зураб Соткилава: «Смерти нет!»

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Дискуссии без купюр.
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в обсуждениях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»