Голос из тесноты
Фото: Павел Лавров / «Русская планета»

Фото: Павел Лавров / «Русская планета»

Корреспондент РП проехал на междуреченской электричке, в которой сократили количество вагонов

Электропоезд Междуреченск-Бискамжа-Междуреченск курсирует ежедневно. На этой ветке, соединяющей Кузбасс и Хакассию — это самый удобный, популярный и практически безальтернативный вид пассажирского транспорта. Пассажирский поезд на Абакан — не в счет, поскольку он останавливается только на крупных станциях, проскакивая небольшие населенные пункты. Спрос на перевозки явно превышает предложение.

Туда: на старт, внимание…

Курить на перроне нельзя. Мужики в камуфляже делают вид, что курят «тайком», пряча табак в кулаке. Наряд полиции делает вид, что не замечает мелких нарушений. На курильщиков ворчат только женщины из самых бойких. Народу на перроне — и без дыма не вздохнуть. Две сотни человек только что сошли из новокузнецкой ночной электрички. Для них тут — пересадка. Еще полторы сотни — местные, междуреченские. Всем надо туда — в сторону Хакассии. Электричка раз в день. Попадут ли сегодня эти люди на свою станцию, зависит от того, удастся ли им взять штурмом вагон.

– В прошлый раз ехал — народу так еще и больше было, — задумчиво обсуждают происходящее два рыбака в свернутых ниже колен болотных сапогах. — Слет какой-то спортивный был. Толпа детей в электричку так и не села. Не вошли. По телевизору потом сказали — больше 200 человек на перроне остались.

– Причем с билетами, — кивает второй в ответ.

– А те, кто позже сесть хотел — на Городской, на Депо — вообще не вошли, — подхватывает незнакомая девушка. — Двери открываются, а из тамбура народ и так чуть не вываливается. Кого там — из форточек люди торчали.

Знакомо свистнуло вдали. В ожидании поезда толпа качнулась к рельсам и напряженно замерла.

– Твою дивизию! — вытягивая тощую шею, ругнулся юноша в очках. — Сегодня четыре только!

– Четыре вагона! — эхом отозвалось по рядам.

– Да это безобразие! Что ж это делается, товарищи! — с нотками зарождающегося скандала голосит пожилая дачница с брезентовым рюкзаком за плечами. Ей не отвечают.

Двери электропоезда расходятся с тихим шипением, но для толпы это — как сигнал стартового пистолета.

– Поберегись! — молодецки вздымает над головой горный велосипед двухметровый великан, наступая на ряды впереди стоящих. Ряды нехотя подаются в стороны, пропуская.

– Ребенка мне не задавите! — кричит молодой отец, поддерживая за плечи девочку лет девяти.

– Папа! — в ужасе кричит та, когда тяжелыми рюкзаками их начинают оттирать друг от друга. Отец делает усилие, отпихивает всей массой соседа и успевает практически забросить ребенка в проем тамбура.

– Тут, главное, уцепиться за поручень, — сдавленно комментирует молчаливую борьбу парень лет 20, просовывая руку в вагон. — А там подтянемся. Дедушка, вы поднимаетесь?

– Не пихай! Не пихай, собака! — замахивается костылем пенсионер на лезущего вперед молодого человека.

– И эти люди не могут сидеть на лавочках в поликлинике! — язвит в ответ малолетний хам.

Внутри вагона алгоритм действий прост: увидеть свободное место, добежать до него первым.

– Занято здесь, я тебе говорю! — кричит парень, не снявши рюкзака, развалившийся в полный рост на вагонной лавочке. — Пятеро нас тут поедет! Ясно тебе? Пятеро!

Парня пытаются спихнуть с сидений, но он цепко впился в доски руками, а ноги упер в противоположное сидение. Судя по агрессии того, кто пытается прогнать парня, назревает мордобой.

– Спокойно! Он нам занял! — подходят к лавочке спутники отчаянного. Их и впрямь поедет пятеро на трехместной лавке: три взрослых мужика возьмут на коленки девушек. Накал страстей как-то сразу спадает. — Молодец, Серега, не отступил, — хвалят самого юркого, который стойко держал свободные места для своих.

Фото: Павел Лавров / «Русская планета»

Фото: Павел Лавров / «Русская планета»

В середине вагона слаженно действует группа туристов. Два парня загораживают вход в «купе» между двумя лавочками, еще двое — втаскивают через окно рюкзаки, которые им подают оставшиеся на перроне товарищи. Рюкзаки большие, влезают с трудом. Последними — так же, через узкую вагонную форточку — карабкаются оставшиеся члены группы. Единственная в этой компании девушка повизгивает, когда ее вносят в вагон на руках.

– Ребята, у вас в рюкзаках нет ничего хрупкого или мнущегося? – интересуются те, кто зашел в числе последних. Все багажные полки уже заняты: рюкзаками, ведрами, сумками, коробками уставлены все проходы. В торцах вагона громоздятся башни из рюкзаков.

– Нормально, не помнешь. Складывай, — кивают им. Рюкзаки ложатся поверх прочей поклажи «третьим ярусом». — Только придерживай, чтобы не скатилось ни на кого.

Это особенность электрички Междуреченск-Бискамжа: практически все станции, расположенные по ее маршруту — глухие таежные поселки. И автомобильных дорог туда нет. Любой, кто едет в поезде — с грузом. Охотники, рыбаки, туристы, альпинисты, сборщики дикоросов, геологи, путейцы железной дороги. А такое количество багажа в вагоне тоже надо умудриться разместить. Даже дачники, которые едут сравнительно недалеко, стараются прихватить с собою максимум.

Осторожно, двери не откроются

… Первые двадцать минут пути — самые нервные. Электричка делает несколько остановок в городе и пригородах. Там штурм вагона повторяется, как под копирку — стараются подняться новые пассажиры.

– Граждане, а давайте немного схитрим? — предлагает товарищам по несчастью едущий в тамбуре парень. Тут тесно даже стоять, а через окошко видно, что на перроне станции «Городская» столпились люди, которые сейчас попытаются зайти в вагон. — Только вы никому об этом не говорите, пожалуйста.

Парень протягивает к двери руку и трехгранным железнодорожным ключом блокирует дверь электрички. Когда поезд останавливается, к двери бросается толпа, но дверь остается закрытой. Люди на перроне в панике бросаются к соседним тамбурам.

– И откуда у тебя ключик, родной? — вкрадчиво интересуется пожилой дядя, утирающий платочком пот с обширной лысины.

– Ну, мало ли где я работаю. А представь, сюда к нам ну хотя бы еще два человека втиснется? Я вот — и так на одной ноге стою.

Поезд трогается, и парень снова открывает замок. Дальше — только многокилометровые перегоны через тайгу и глухие полустанки. Люди будут выходить. Теснее уже не станет…

…– Папа, мне плохо совсем, — хнычет девочка, согнувшись в три погибели на ступеньках внутри тамбура. — Тут очень душно!

– Снимай майку, — очень спокойно, без суеты говорит отец, дотягиваясь до рюкзака. Из-под клапана баула появляется бутылка воды. — Пей.

Ребенок пьет, отец девочки наливает на майку минералки, отжимает ее, натягивает мокрую одежду на свою дочь. Заключительным штрихом просит ее зажмуриться и бережно поливает ей голову. Пена шипит на косичках.

– Дыши очень глубоко и спокойно. Сейчас всё пройдет.

Наблюдающий за манипуляциями мужчина самого уголовного вида вдруг резко разворачивается к дверям между вагонами и толстыми татуированными руками раздвигает стоящих там людей. Открывает двери.

– Расступитесь, — басовито рокочет жмущимся друг к другу людям. — Не видите, ребенку нехорошо стало?

Через приоткрытую дверь дует легкий сквозняк. Становится свежее. Девочка больше не плачет.

Фото: Павел Лавров / «Русская планета»

Фото: Павел Лавров / «Русская планета»

– И каждый раз так?

– Что вы, хуже бывает, — вздыхает женщина, опираясь на свой высокий рюкзак. — Когда самый сезон — люди сидят на багажных полках, которые под потолком. На спинки сидений встают. С детьми в такие дни лучше вообще не соваться, — она смотрит на прикорнувшую на ступеньках девчушку. — В начале лета в электричке 8 вагонов было. И то не хватало. Потом сократили до шести. Знаете, сколько крику было?

– И что?

– Да ничего. Видите же, сегодня четыре вагона прислали. Видимо, на зимний график уходят. Никого не волнует, что сезон и погода с календарем не дружат…

..Полчаса душного пекла позади. Постепенно становится легче: покинули вагон дачники, которым нужно ехать в пригородные поселки. Пассажиров стало меньше как минимум вдвое. Вагон, как говорят, «утрясло» — стоящие расселись по баулам, на коленки к соседям, подперли собою башни рюкзаков.

– Проездные документы готовим к проверке! — уже в третий раз громко объявляет девушка в форме Красноярской железной дороги. На кителе — бейдж билетного контролера.

– Не буду я вам платить! За что? — со злорадным удовольствием начинает скандалить одетый в брезентовую штормовку пенсионер. — Я еду на одной ноге, стоя. Без удобств. Где мое сидячее место? Где вентиляция?

– Ключевое слово тут — ЕДЕТЕ, — вздыхает привычная и не к такому кондуктор. — Так что оплачивайте проезд или предъявляйте документы. — Скандалист продолжает ворчать, но беззлобно, скорее, ради бесплатного развлечения. Едет он тоже бесплатно — льготник, показал корки удостоверения.

– Девушка, ну ведь как со скотом с людьми же поступают, — с чуть плаксивой интонацией вступает в разговор пенсионерка.

– А мне, думаете, как? — повышает сотрудница голос. — Я в каждом вагоне каждый божий день оправдываюсь не за свои грехи! Это я придумала — электричку сократить? Да вот такая она несчастливая — по красноярской железке бегает, а возит в основном кузбассовцев. И кто будет разбираться — кто кому платить за нее должен? Это же деньги — больше вагонов — надо больше денег.

«Русская планета» выяснила, что перевозки на этом направлении являются убыточными. Как сообщила пресс-служба администрации Междуреченского муниципального городского округа, само существование электропоезда на Бискамжинском направлении стало результатом компромисса между кузбасскими властями и Красноярской железной дорогой. С 2014 года существует договоренность: количество вагонов в этом поезде не должно быть меньше шести. Помимо этого рассматривается возможность снижения убыточности перевозок за счет внедрения электронной системы регистрации льготной категории граждан и упрощения схемы оформления проездных документов для этой категории.

– «Краспригород» обеспечивает транспортные услуги по заказу. То есть, сколько нам заказали, столько вагонов мы и предоставили. Если нас попросят сделать больше вагонов – электричка станет больше. Пока заказа не было, — поясняет Ольга Гацко, начальник отдела по работе со СМИ Красноярской железной дороги. — У каждого пассажира есть возможность повлиять на ситуацию. Есть телефоны «горячей линии» для пассажиров. Их можно найти в каждом вагоне. На нашем сайте имеется форма для обращений к руководству нашей компании. А мы — компания очень мобильная. У нас ни одно обращение не остается без ответа или реакции. Мы готовы видеть проблемы, если они есть, и решать их. По Красноярскому краю у нас за это лето вообще не было жалоб от населения. В идеале — заказ на расширение электрички должна сделать местная администрация, можно обращаться еще и туда. Но пока нет официальных обращений — ситуация навряд ли изменится.

Денис Казанцев: «В свои 35 я играю стариков» Далее в рубрике Денис Казанцев: «В свои 35 я играю стариков»«Русская планета» поговорила с актером, режиссером и музыкантом о его творчестве и концерте на стадионе Читайте в рубрике «Титульная страница» В очередь…Дмитрий Дюжев позволил себе неосторожные высказывания о культурном уровне отечественных зрителей и был обвинен в унижении достоинства россиян В очередь…

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Дискуссии без купюр.
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в обсуждениях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»