Играют вместе
Туги в учебном спектакле. Фото из личного архива.

Туги в учебном спектакле. Фото из личного архива.

В Кемерове на одной сцене учатся актерскому мастерству студенты из Сибири и Монголии

Год назад в Кемеровском государственном институте культуры начался уникальный творческий эксперимент. Заслуженный артист России Виктор Мирошниченко набрал на свой актерский курс смешанную группу из российских и монгольских студентов. При этом последние совершенно не знали русского языка.

Корреспонденту «Русской планеты» преподаватель и студенты рассказали, как отбирали студентов в Монголии, с какими проблемами пришлось столкнуться ребятам в Кузбассе и каким они видят свое будущее.

Ариука и Кузбасс

Еще год назад 19-летняя Балжинням Ариунхишиг, которую все друзья привыкли звать просто Ариукой, не подозревала о существовании города Кемерово. Она рассказала РП, что еще в шесть лет решила связать свою жизнь с театром и начала к этому готовиться. За тот год, что Ариука провела в столице Кузбасса, изучая актерское мастерство, она ни разу не пожалела.

– У меня с самого детства все было запланировано. Когда я видела маленьких танцующих детей, я всегда хотела к ним присоединиться, чтобы вместе играть и веселиться, — говорит Балжинням Ариунхишиг, коверкая слова и тут же себя поправляя. — Когда я приехала сюда, то совсем не знала русского языка, и мне было очень трудно. Сейчас уже нормально говорю, если вы меня понимаете.

Несмотря на неуверенность в произношении слов, в конце октября 2015 года Ариука выступила на фестивале речевого искусства, который одновременно проходил в Польше, Монголии и Кемерове. Спустя год обучения одним из любимых ее персонажей стала героиня произведения Ивана Бунина «Холодная осень». Ариуке в ней понравилось все: и характер, и личная философия, и взгляды на жизнь. Одно из заданий по предмету «Сценическая речь» было именно по этому персонажу. В будущем она надеется сыграть Анну Каренину.

По словам Виктора Мирошниченко, его идею о смешанном курсе обучения актеров из двух стран поддержали не все. Коллеги предполагали, что выучить такому сложному ремеслу подростков, которые не знают языка, задача невыполнимая. Но первый опыт работы со студентами из Монголии у Виктора Васильевича уже был — более 10 лет назад.

Виктор Мирошниченко и его студенты. Фото из личного архива.

Виктор Мирошниченко и его студенты. Фото из личного архива.

– Все началось с 2000 года, когда наша кафедра стала дружить с монголами после фестиваля «Надежда России», в котором также участвовали студенты из Казахстана. Если последние просто приехали и уехали, то с монгольской делегацией удалось подружиться, — рассказывает артист. — Им понравилось, как мы занимаемся, нам — как работают они. Мы стали проводить совместные мастер-классы по таким дисциплинам, как, например, пластика или танец, где можно вообще обойтись без слов. После этого, в 2002 и 2003 годах, у нас на факультете режиссуры учились две монгольские девушки. И тогда стало понятно, что дети за 3–4 месяца начинают понимать чужую для них речь, учатся с ребятами из России на равных.

«Боялся, что Россия испортит его сына»

В 2014 году с артистом связались представители Министерства культуры и предложили набрать на бюджет группу иностранцев. Его пригласили в Улан-Батор. Куратор от Монголии рассказал ему, что у них больше 100 маленьких городов по всей стране, в которых нужны не только артисты, но и специалисты, владеющие методикой преподавания. Мирошниченко пообещал, что первое время он будет готовить хороших исполнителей, а к двум последним годам обучения добавит и занятия по педагогике.

По словам Мирошниченко, в поездке он понял, что образ жизни монгольского подростка, его уровень развития и образования такой же, как и у российских ребят. Даже климат был очень похож на кузбасский.

Для начала преподаватель отобрал нескольких мальчиков из числа претендентов, но одного из них в Кемерово не отпустил отец — опасался, что учеба в другой стране плохо отразится на нравственности сына.

– Отец мальчика мне сказал: «Как я могу его отпустить? Он же должен знать монгольскую культуру!» А я ему на это ответил, что у нас есть люди, которые знают до 16 иностранных языков, но разве это говорит о том, что они забыли культуру своей родины? Я его убеждал, что, узнав особенности дружественного государства, его сын, наоборот, станет более развитым. Даже напомнил про Петра I, который лично ездил по другим странам, учился и по возвращении делился опытом в том же кораблестроении, благодаря чему Россия стала непобедимой на море. Это тоже не дало никаких результатов. В итоге он его не отпустил. Побоялся, что мы испортим его мальчика, — рассказывает педагог.

У другого ученика, 19-летнего Мунхбаяр Тугулдур, или просто Туги, была схожая ситуация. Отец был против того, чтобы его ребенок отправился учиться в другую страну актерскому мастерству. Туги вспоминает, как во время урока к ним в класс вошел Виктор Васильевич, рассказал, кто он такой, откуда приехал и зачем. Юноша его выслушал и подумал: «Вот еще, я хочу стать экономистом!» Но учитель математики сказал, что ему надо пробовать. Еще один одноклассник, который, наоборот, хотел выучиться на актера, стал уговаривать пойти на кастинг вместе с ним: одному было страшно.

– Хорошо помню, как у меня там все тело дрожало, сердце стучало, пока Виктор Васильевич смотрел музыкантов, танцоров. Актеров он отбирал лишь в самом конце, — рассказывает Туги. — Я тогда очень немного понимал и говорил на русском, но, когда до меня дошла очередь, вообще все слова забыл сразу. У меня спросили, что значит мое имя на монгольском, и я, вспомнив про пианино, ответил, что «мелодичный». После этого Виктор Васильевич сказал, что раз я такой мелодичный, то я должен спеть. Потом мне сказали, что надо в 9 утра дать ответ, еду я в Кемерово или нет. Пришел домой, сказал отцу, что зовут в Россию учиться на бюджете четыре года. Он спросил, кем я в итоге стану, а я ответил, что актером. Он вскрикнул: «Да какой ты, к черту, актер?» — и не захотел меня отпускать.

Проговорив с отцом всю ночь, на следующий день Туги вместе с родителями пришел в школу. Мирошниченко удалось убедить главу семьи, что у ребенка есть актерский талант.

По прошествии года в Кемерове молодой человек нашел интересных для себя персонажей. В том числе Родиона Раскольникова. Его историю он узнал во время подготовки выступления по сценической речи и понял, что во многом близок с персонажем, «так же одинок». Тем не менее, как и многие актеры, в будущем он хочет сыграть Гамлета.

«Говорили на русско-монголо-английском»

Трое юношей и три девушки с экспериментального курса приступили к учебе в сентябре 2014 года. Монгольских гостей расселили по комнатам так, чтобы они жили с русскими студентами и учились говорить по-русски.

– Вначале с ними было очень трудно, но не в том смысле, что характерами мы не сошлись, а из-за отсутствия общего языка, — рассказывает Ирина Дедова, соседка Аурики по комнате. – Первое время общались на каком-то русско-монголо-английском. Очень выручал язык жестов. Аурика вообще молодец, быстро учится и сейчас неплохо говорит на русском, но заметно хромает грамматика и произношение. Тем не менее, мы настолько сдружились, что сейчас даже не представляем себе других соседей.

Как сейчас говорят иностранные студенты, разница между обучением театральному искусству в Монголии и России — огромная. Преподают по одной и той же системе Станиславского, но в Кемерове их учат лучше понимать актерскую работу. Сложностей практически не возникает. Проблемы есть только в правильной расстановке интонаций: сами по себе монголы — люди импульсивные. Акценты в текстах даже классических произведений у них отличаются от русских. Произведения им приходится читать сразу на двух языках: русском и монгольском. Благодаря этому они лучше понимают героев и смысл их поступков.

Ариука, Туги и другие понимают, что после обучения им придется вернуться на родину — в России немного ролей для типажа монгольской национальности. Но, по их собственным словам, для них важнее поднять театральный уровень своей страны, а оставшись в России, этого добиться невозможно.

Остается открытым и вопрос набора следующей группы учеников из ближнего зарубежья. По словам Виктора Мирошниченко, все решит Министерство образования. Если оно вновь выделит бюджет лишь на 5–6 человек, то группа Ариуки и Туги станет первой и последней для Кузбасса. 

Игра в войну Далее в рубрике Игра в войнуКак реконструируют сражения времен Великой Отечественной войны и сколько это стоит Читайте в рубрике «Титульная страница» Зураб Соткилава: «Смерти нет!»Ушел человек-легенда, подаривший минуты подлинного счастья любителям оперы Зураб Соткилава: «Смерти нет!»

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Читайте только самое важное!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте наиболее актуальные материалы
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»