Воспитание радостью
Мария Головина. Фото из личного архива.

Мария Головина. Фото из личного архива.

«Русская планета» поговорила с педагогом Марией Головиной об особых детях, творческой школе и новой жизни села Чумай

В Кемеровской области в селе Чумай 28 ноября открывается уникальная творческая школа — «Арт-бухта». Здесь дети будут обучаться ремеслам — ткачеству, гончарному делу, резьбе по дереву, вязанию и вышивке, кулинарии, изобразительному искусству, причем бесплатно. Создание нового культурного пространства — это первый шаг к возрождению села с вековой историей. Решились на него Елена Митрофанова — журналист и искусствовед, и Мария Головина — педагог-дефектолог, основатель и экс-руководитель «Службы лечебной педагогики», и социальный предприниматель. В родном селе Мария открывает гостевую усадьбу «Марусино», где смогут отдыхать все семьи без исключения, в том числе и с детьми с ограниченными возможностями.

«Русская планета» встретилась с Марией Головиной, чтобы поговорить о помощи особым детям, новой жизни села Чумай и роли в ней творчества.

Счастливый или успешный

– Мария, когда вы в 2008 году основали в Кемерове «Службу лечебной педагогики», вы построили ее на особых принципах работы с детьми. Расскажите о них.

– Многое нам удалось перенять из опыта Центра лечебной педагогики Москвы. Во-первых, это командная работа — с ребенком параллельно работают дефектолог, логопед, психологи. И действия специалистов согласованы. Во-вторых, мы рассматривали ребенка целостно, и понимали, что в раннем возрасте душевное развитие — ведущее. Именно из душевных процессов разворачиваются остальные, в том числе и речь, и интеллект, и поведение.

– Сейчас родители стремятся интеллектуально развивать ребенка с малых лет. Чтение, счет, иностранные языки…

– Такие занятия быстро показывают родителям, что ребенок — успешный, он справляется с заданиями, им можно гордиться. Традиционная педагогика направлена на формирование человека успешного. А лечебная — стремится воспитать человека счастливого.

Поэтому для нас важно, чтобы ребенок все время находился в радости. Чтобы процесс, в который мы его включаем, для него был приятен.

Если мы делаем из ребенка успешного, то возникает много конфликтных, стрессовых ситуаций для ребенка. И говорить о том, что он счастлив — уже сложно.

И создать условия для формирования человека успешного проще гораздо, чем человека счастливого.

– Будущего успешного человека нам нужно заставить учиться...

– Да, в первую очередь традиционная педагогика развивает навыки обучения. Тренируют память, исполнительность, поведение по правилам. И тестируют его постоянно, оценивая тем самым его успешность.

А родители его хвалят за выполненные задания, прилежность и послушание. И ребенок понимает, что главное — соответствовать этим требованиям. Таким он и вырастает порой — человеком, ориентированным на стандарты общества: карьера, квартира, машина. Если достигаешь их, значит, ты успешен.

А гуманистическая педагогика — в том числе и лечебная — стремится к счастью ребенка. И когда такой ребенок повзрослеет, воспитанный в радости, у него будет больше шансов добиться успеха в жизни.

– Какие нужно создать условия ребенку, чтобы он вырос счастливым?

– Только в семье может формироваться чувство радости и счастья у ребенка. Но только если отношения дома гармоничные, и сама семья ориентирована на ребенка.

Нужно все время удерживать в сердце и голове: мы теперь растим новую личность, она берет пример с нас. Это другое сознание, образ жизни, мышление. И если рядом ребенок, то и мы обязательно должны быть счастливы друг с другом. В этом треугольнике важно сохранить парность, но переориентироваться на ребенка. Чтобы он рос в любви и согласии, а не в выяснении отношений.

– Вы работали с особыми детьми, руководствуясь принципами гуманистической педагогики — то есть, развивали детей в радости?

– Я работала коррекционным педагогом, и видела, что в традиционной системе очень сложно работать в интересах ребенка. Никто не ориентируется на индивидуальный темп освоения знаний, на индивидуальные интересы, на леворукость, например… Особые дети вообще выпадают из этой системы.

– Это еще советские лекала…

– Да. И ты сталкиваешься с тем, что от тебя администрация требует результатов освоения программы, и родители на них настроены, а ребенок не способен с ней справиться. Ему сейчас нужно совсем другое. Например, с ним надо много рисовать. Ни буквы учить, ни речь разрабатывать, а именно рисовать, и еще как-то по особенному — например, красками по мокрому листу.

Когда видишь, что интересы ребенка кроме тебя никому не важны, хочется из этой системы выйти и создать что-то свое. Я начала с семейного клуба «Зеленый домик», потому что понимала, что без вовлечения родителей, и без изменения в их взглядах на ребенка я ничего не добьюсь. Мне хотелось, чтобы приходили семьи, которым интересно, как развивать сына или дочь.

«Особые дети учат доброте и стойкости»

– Расскажите о детях, истории которых запомнились вам больше всего. Как они преображались через радость?

– К нам привели четырехлетнюю девочку с тяжелым диагнозом. Она совершенно не отходила от мамы. У ребенка были частые истерики, она не говорила. С таким синдромом ее не брали ни в одно учреждение. А рядом с ней девочка могла наблюдать за другими детьми со стороны, у нее не было особых страхов. Но развитие ее было своеобразным.

В Службе лечебной педагогики мы создавали все условия для комфорта детей. И разрешили маме присутствовать на занятиях. Мама принесла санитарную книжку — мы добились того, чтобы она находилась в группе на законных основаниях.

Девочка с мамой полгода приходила на занятия ежедневно. Они садились на диванчик, ребенок сам выбирал место. Потом мы начали их включать в наши групповые занятия, усаживая ее с другими детьми в круг. И ребенку радостно. Через полгода мы маму вывели в приемную — дочь разрешила ей посидеть там. Потом мама вышла в коридор. А спустя еще какое-то время девочка стала оставаться полдня в группе сама. Ни в одном учреждении ребенок бы этому не научился.

После этого она посещала группу постоянно, и затем пошла в коррекционную школу в первый класс. Ее взяли, потому что она могла проводить время без мамы. Ее взяли в класс «И», для тяжелых детей. Она не освоит программу, но для нее важна социализация, умение адекватно вести себя в коллективе.

– Что еще нужно дать особому ребенку?

– Важны еще трудовые навыки, в том числе, профессиональные. Кулинарные, швейные... Обычные бытовые умения, чтобы в будущем человек мог сам обслужить себя при необходимости, а может, и немного заработать. Или даже не заработать, а себя реализовать — знать, что он в чем-то будет успешен. Без этого чувства нет радости, удовольствия. Ребенок радуется, когда у нее что-то получается. Нужно создавать условия, чтобы он все время себя чувствовал достойным. И разглядеть в каждом, на что он способен. Особые дети — все очень разные.

– Вас удивляют дети, с которыми вы работаете?

– Да, постоянно. Я научилась у них очень многому. Они очень терпеливы. Когда ты с ними рядом находишься, ты понимаешь, насколько этому ребенку трудно достичь того, что для тебя — легко и обыденно. Как он старается, как радуется самому маленькому шагу. Это достойно уважения.

А еще — у них огромная стойкость, сила духа. В 17 лет девочка с ДЦП — интеллектуально развитый, талантливый ребенок — решилась в старших классах перейти из коррекционной школы в общеобразовательную. Она хотела поступить на юридический факультет и приняла это решение сама.

Это был подвиг. Она могла ходить только с опорой. Такое хождение вызывает много эмоций у окружающих, дети еще более нетактичны... Я у нее спросила перед окончанием 10 класса: «Ты не жалеешь?» Она ответила: «Нет, хотя мне было трудно. Я вообще считаю, что нельзя коррекционных школ создавать. Мы должны быть вместе с остальными детьми». Мне было ценно ее мнение тогда.

Арт-бухта в море надежды

– Как пришла идея заняться сельским туризмом?

– Всю жизнь я мечтала жить в селе — я ведь родилась и выросла в Чумае. Но там не было работы, поэтому смелости переехать туда у меня не хватало.

А потом настал момент, когда я почувствовала, что смогу наладить жизнь в селе сама. Что мечта моя не сбудется, пока я не решусь на это. За год я уладила все дела, продала в Кемерове жилье и решила открыть гостевую усадьбу «Марусино».

Село Чумай. Фото из личного архива Марии Головиной.

– Чем для вас ценно село?

– Там не только интереснее жить, но и полезнее. Последнее, я, пожалуй, уже с возрастом поняла. Все процессы в городе и деревне сильно отличаются. Смотрите, выходной день — в городе не знаешь порой, к чему себя приложить, чем заняться. А в селе таких вопросов не возникает — там выходных практически нет. Наблюдаю, как живут старики в городе и в деревне. Что делает пожилой человек в городе? Он сидит у телевизора. В деревне старики работают. У них огороды, коровы, они косят сено. Старушке 80 лет, а она ухаживает за коровой! И она не может без нее, корова ее держит на этом свете. И такая хозяйка постоянно занята какими-то делами. Она мыслит по-другому, знает, что такое радость жизни. С сельскими людьми интереснее, потому что они содержательны. Даже когда они дают советы — самые бесполезные, на первый взгляд — за ними есть опыт. Важно, чтобы дети общались с такими людьми, росли в их кругу.

– Вы решили этим поделиться, открыв свое дело?

– С сельским туризмом не все просто. То, что я любила принимать гостей, и всегда их возила в родное село — это одно дело. И совсем другое — зарабатывать на этом деньги. Построить гостиничный комплекс и запустить там всяческие развлечения для меня принципиально не подходит. Поэтому я выбрала социальное предпринимательство.

Мне хочется, чтобы в «Марусино» был семейный отдых, и при этом очень содержательный. Чтобы это было место, где семья могла бы объединяться в культурно-образовательных процессах. И на фоне природы, красивых пейзажей научится новому легче — это вдохновляет.

– А форма социального предпринимательства что предполагает?

– Моя усадьба будет полностью оборудована для людей с ограниченными возможностями. Я строю ее так, чтобы всем семьям было здесь комфортно, чтобы вся инфраструктура была приспособлена для разных людей — в том числе, и с ограниченными возможностями здоровья. Благодаря опыту работы с особыми детьми, я поняла — важно, чтобы мы были все вместе.

Мое направление — прежде всего, семейный туризм. Оно не исключает какие-то профессиональные сообщества — например, психологи могут приехать на тренинги к нам, другие коллективы.

Мы создадим резиденцию художников. Мне хочется, чтобы в «Марусино» находились люди искусства, причем постоянно. У них будет бесплатный дом, куда они смогут приезжать на пленэры в любое время.

– Вы кого-то задействуете из жителей села в работе?

– Да. Наш проект с Еленой Митрофановой «То, что люблю» предполагает участие жителей Чумая. Именно в этот проект наряду с благоустройством улицы и установкой арт-объектов кузбасскими художниками входит творческая школа «Арт-бухта».

– Как вы придумали «Арт-бухту»?

– Еще до встречи с Еленой Митрофановой я купила старинный дом, которому более 100 лет, чтобы сделать там музей. Воспроизвести старинный интерьер, показать, какие были в селе развиты ремесла. Когда Лена предложила мне проект творческой школы, я с радостью согласилась. По проекту мы сотрудничаем со школой, клубом, библиотекой. Они тоже с детьми сельскими работают. И говорят, что в творческой школе большая потребность у ребят из неблагополучных семей. В семье они не находят себе достойного занятия, проводят все свое время на улице. Важно, чтобы было место, куда они могли бы придти и чем-то заняться — интересным и полезным для них.

– Кто будет обучать детей ремеслам?

– Моя мама, Людмила Петровна, кулинар от бога, которая замечательно пироги печет пироги в русской печке. Моя знакомая замечательно ткет, у нее станок ткацкий. Мы бы хотели возродить ткачество. Будут из нашего села Вышивальцы и вязальщицы. Будет с ребятами работать печник, который еще и потрясающе владеет мастерством резьбы по дереву.

В «Арт-бухте» откроется гончарная мастерская — педагог приедет из Чебулинского дома творчества. У нас ведь раньше в Чумае был кирпичный завод, поэтому есть много хорошей глины.

В перспективе мы хотели бы возродить кузнечное дело — у нас было семь кузниц на селе, и мельницы были. Все эти ремесла хотелось бы вернуть к жизни. Но пока начнем с малого – с того, что уже доступно. Хочется наладить культурный обмен. Чтобы на мастер-классы приезжали и городские ребятишки, и из райцентра, чтобы сельские дети могли на занятиях еще и новых друзей найти. Мы будем открывать новые таланты. Ребенок может и не знать, что он одаренный. Придет к нам, займется одним из ремесел, и откроет для себя новое счастье — творчество.

Шахты, построенные всем миром Далее в рубрике Шахты, построенные всем миром«Русская планета» узнала, кем были основатели 100-летнего Кемерова Читайте в рубрике «Титульная страница» В очередь…Дмитрий Дюжев позволил себе неосторожные высказывания о культурном уровне отечественных зрителей и был обвинен в унижении достоинства россиян В очередь…

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Читайте самое важное в вашей ленте
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте наиболее актуальные материалы
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»