Химия любви: от слияния до распада
Врач-психотерапевт Сергей Тихонов. Фото: Павел Лавров/ «Русская планета»

Врач-психотерапевт Сергей Тихонов. Фото: Павел Лавров/ «Русская планета»

Врач-психотерапевт Сергей Тихонов рассказал «Русской планете» о самых распространенных семейных проблемах, опираясь на медицинский опыт и биологию человека

Сергей Тихонов — кандидат медицинских наук, 30 лет работал преподавателем Государственного института усовершенствования врачей и стал наставником многих психотерапевтов России. Автор сотен научных работ. Признанный специалист в трансактном анализе, автор новой методики лечения алкоголизма. И главное — практикующий доктор, ежедневно работающий с пациентами.

«Папики» и инстинкт опеки

– Есть условие выживание вида: нужно, чтобы вид воспроизводился. А для этого требуется, чтобы особи стремились к выживанию. Сам Дарвин говорил: «Одно из условий развития вида — кооперация». Ведь никто не будет отрицать того, что для появления потомства нужно как минимум два партнера? Чтобы потомство взрастить до самостоятельного состояния, необходимо некое время. Ну, допустим, у птичек хватает одного сезона, чтобы птенчик вырос, оброс перьями и получил все навыки поведенческие — добывать пищу, строить гнездо. Часть этого заложена в инстинктах, но часть дается и обучением.

У людей — самый долгий период взращивания. Ребенок рождается — у него мозг составляет треть от массы мозга взрослого человека. На то, чтобы он вырос и освоил все навыки по самоподдержанию, необходим длительный период опеки.

Как строится нормальная семья? Образуется пара, она сохраняет отношения достаточно долго, чтобы, во-первых, завести потомство, во-вторых — чтобы ребенок в состоянии относительного комфорта, достатка вырос, приобрел навыки самостоятельности, социализировался и смог повторить цикл. В свою очередь, смог знакомиться, создавать пару, иметь потомство и так далее.

Тут есть инстинктивная составляющая. Никто не говорит птичке-маме, что она должна в открытый желтый рот засовывать вкусного червячка. Она это сама знает. И будет делать, как только увидит раскрытый клювик. На этом кукушка карьеру делает — распихает свои яйца по чужим гнездам, а там другие мамы-птички, ведомые инстинктом, уже о кукушатах позаботятся.

У человека эта инстинктивная составляющая тоже есть. Но более подспудная. Над голым инстинктом у нас куча надстроек и маскировки в виде навыков, обычаев, традиций и прочих наносов поведенческих, социальных, культурных. Следствия воспитания. Но инстинкт опекать ребенка — он есть. И мы часто ловимся на это.

– Как, например?

– Подходит мальчик замызганный на улице: «Дяденька-тетенька, дайте на хлебушек». И ты понимаешь умом, что этот мальчик, скорее всего, купит вовсе не хлебушек. Но ты клювик увидел и возникает непреодолимое желание дать.

Некоторые люди, устроенные примитивно, необремененные навыками самоподдержки, родительский инстинкт окружающих эксплуатируют долгие годы. И сосут поддержку не только из своих родителей, а изо всех. Люди это, как правило, инфантильные, говорят тоненькими голосочками, очень любят жаловаться и прибедняться. Любые вариации на тему — «Помогите чем можете: дом сгорел, корова сдохла, последний карман с деньгами электричкой оторвало», — это то, на чем они играют. Они уповают на этот инстинкт опеки.

– Как это проявляется в семейных отношениях?

– В семье такие люди ищут брачного партнера, который будет их опекать. Защищать. Изображать практически родителя, который складывает червячков в разинутый клювик. Наиболее ярко это можно проследить на примере девочек-мальвиночек. Они даже не скрывают того, что ищут не партнера, а «папика». Прямым текстом говорят. Они у брачного партнера, а то и у нескольких сразу — стяжают, попросту говоря. Особенно это стало модно в последние годы. Много обращений идет, где в основе семейных проблем такая схема поведения. И мужчины зрелые — они на это легко ведутся, опять же, на уровне инстинктов. Они в этот раскрытый клювик складывают то денежку, то платьице, то машинку, то карьеру пытаются сделать птенчику. Как только клюв дающего опустел, такой кукушонок начинает искать другой клюв, в котором вкусные червячки еще остались.

Павел Лавров/ «Русская планета»

Павел Лавров/ «Русская планета»

А тут — почва для новых неврозов. Уже с противоположной стороны. Есть глубокое человеческое заблуждение: если я что-то делаю хорошее для другого существа, то оно, существо, должно испытывать ко мне чувство благодарности. Да ничего подобного! У инфантильного индивида есть навыки выпрашивать, но нет навыков зрелого поведения, оно не способно на благодарность. Вот вам и почва для внутрисемейных конфликтов.

– Обязательно девочки так себя ведут?

– Отнюдь. Бывает, и мальчики «мамиков» ищут. Тут возраст или пол вообще не имеют значения, мы говорим о базовой модели.

Формула семейного счастья

– Поговорим о счастье. Счастье — что это? Состояние физического, психического, эмоционального, социального комфорта. Это мгновение возникает тогда, когда человек адекватно выполняет природой обусловленные, биологически заложенные в него задачи. Основная задача индивида — выживание. Это заложено в геноме, это не выковырять из человека никакими надстройками. Те, в ком это не было заложено, жестко отсеивались в процессе естественного отбора. Теперь никого из них с нами нет. Далее — стремление к выживанию популяции и вида.

Если человек эту программу выживания выполняет адекватно, правильно, эффективно, рентабельно, принимает некие действия, которые направлены на достижение заложенного природой результата задачи — тогда от природы он получает вознаграждение. Так называемое «эндорфинное поглаживание».

– Так что же получается, счастье — это попросту что-то из биологии?

– Биохимия в чистом виде. В глубинных структурах головного мозга вырабатываются эндорфины — опиумоподобные вещества. Гормоны счастья.

Уж если ты настиг добычу, забил ее, освежевал, приготовил, употребил, сам поел и ближнего накормил, разливается по телу удовольствие, ощущение сытости. Настает мгновение — природа дает эндорфинное поглаживание: «Ты хорошо выжил, завтра снова иди на работу за зарплатой, ты же у нас добытчик».

С размножением — та же история. Нашел человек брачного партнера. Получает во-о-от такой пряник от природы, — Тихонов широко разводит руки, демонстрируя размеры вознаграждения. — Эндорфиновый пряник. «Ты правильно делаешь. Занимайся продолжением вида». Так природа дает счастье от любви.

– Расскажите о нем подробнее…

В любви есть определенные фазы. Первая фаза — амфетаминовая. Это та же биохимия. Амфетамины — не наркотики, это вещества, вырабатывающиеся в мозгу. Вещества стимулирующего ряда. Такой «суперкофеин» собственного производства. Организм начинает действовать в усиленном режиме, расходовать ресурсы. Иначе эти вещества можно назвать «медиаторами удовольствия».

Первая фаза любви — влюбленность. Чувство подъема, потребность ухаживать за брачным партнером, принимать его знаки внимания. Это бессонные ночи, стихи, расшатанная нервная система, многодеятельность, прилив сил. Это помогает преодолеть преграды. Доказать, что именно ты подходящий партнер для спаривания, размножения и продолжения рода. Такую фазу поведения лучше всего характеризуют сказки: «Допрыгнуть до окна башни, сорвать с руки принцессы яхонтовый перстень, поцеловать ее в уста сахарные». Или же яркий пример можно увидеть в программах о жизни животных. Все эти оленьи бои рогами, пляски журавлей, глухари на токовище и прочие брачные игры, которые в человеческой культуре нашли отражение в форме букетно-конфетного периода.

И многие люди ценят этот амфетаминовый период. Поэты, композиторы, писатели. «Ах, amour!», — закатывает глаза психотерапевт, добавляя в разговор капельку театральности. — «Я помню чудное мгновенье». Но этот период очень затратен энергетически. Он истощает ресурсы. Опять же — на уровне чистой биологии. Сжигает глюкозу в мозгу. И долго он продолжаться не может. Утомление. Вялость-слабость. Депрессия. Ладно — люди, а вот лососевые рыбы в таком состоянии живут вплоть до нереста и в экстазе любви умирают. У человека хотя бы предусмотрен механизм торможения этого периода.

– Муки несчастной любви?

– Именно. Тут можно адресоваться к сказкам «Тысячи и одной ночи», Омару Хайяму, когда приходилось умирающему от любви человеку проводить в буквальном смысле реанимационные мероприятия. А в обычном состоянии, если отношения развиваются гармонично, амфетаминовая фаза приводит к тому, что заключается союз между брачными партнерами. В человеческих популяциях его стараются зафиксировать — кто в храме, кто в ЗАГСе, кто прыжками через костер или другими ритуалами. И настает эндорфиновая, опиумноподобная фаза.

Павел Лавров/ «Русская планета»

Павел Лавров/ «Русская планета»

– Это уже настоящая любовь, не влюбленность?

– Это успокоение. Нет уже бешеной страсти, нет этого бурного подъема чувств, а есть фоновое удовольствие. Организм плавно притормаживает после того, как разогнался до своего максимума. Представь: проснулся, под боком любимый человек — хорошо и спокойно. Это удовольствие без гиперстимуляции — оно биологически очень значимо. Когда появляются дети, родители вдвоем начинают работать над их воспитанием, и возникает теплая, гармоничная семья. Где каждый из супругов вносит свой вклад в развитие. Папа ходит на работу. Мама обихаживает маленького. Малыш растет.

Применительно к человеку этот период особенно важен в первые три года роста ребенка. В этот период формируются базовые представления человека об окружающем мире. Если семья гармонична — мир уютный, безопасный, приветливый. Если нет — он становится суровым, чуждым. Это не словами, а образами, ощущениями запечатлено в мозгу на всю жизнь. Если мама и папа находятся в эндорфинной стадии, то ребенок будет знать, что мир надежен, он сам может в этом мире добиться успеха, а если потребуется, то от своих близких получит необходимую адекватную помощь и поддержку. А вот если союз получился без любви — по расчету, по обстоятельствам, то трения и конфликты в такой семье неизбежны.

– Так часто бывает?

– Да сплошь и рядом. Если родители не любят друг друга, ребенок будет на бессловесном уровне, по интонациям понимать, что тут что-то не так. Малыш в этом случае растет с высоким уровнем тревоги. И жить он будет в мире, который нельзя спрогнозировать, который готовит какие-то неприятности. У таких детей — меньше уровень притязаний. Ниже уровень доверия. Дети растут неуверенными в себе.

Ситуация бывает еще хуже: неполная семья. У ребенка возникает чувство искажения предусмотренного природой развития событий. Он воспитывается в семье, состоящей из половинки нормальной ячейки популяции. Или с неродным родителем. Или, что самое страшное — со сменой неродных родителей. Это культивация чувства неуверенности. Ребенок думает: «На мир нельзя надеяться. Нужно ждать подвоха».

Но хуже всего детям, оставшимся вне семьи. Ни один педагог, будь он трижды профессионал, очень старательный, увлеченный, не даст малышу столько внимания, сколько способны дать родители. Дисгармония возникает обязательно. И чаще всего дети, воспитанные вне семьи, легко подвержены социальному влиянию. Повезет — попадут в хорошую компанию, выбьются в люди. Не повезет — свяжутся с плохими людьми – не смогут устоять.

Слушай левое полушарие

– Если природа такая мудрая, и предусмотрела такие сложные механизмы выживания, размножения, то на каких этапах алгоритмы дают сбой? Откуда все-таки берутся семейные проблемы?

– Существуют социальные надстройки над инстинктами. Горе от ума. Человек — одно из немногих существ, способных идти наперекор инстинктам. Это нас и подводит.

– В чем это выражается?

– Мы одновременно обладаем двумя способами обработки информации. Наше правое полушарие головного мозга отвечает за впечатления, интуицию, образы. А левое — это логика, анализ. Оба они важны. Оба сохранены нам природой во время эволюции.

Шел наш дальний предок по диким джунглям. Вдруг — шорох в кустах. Он правым полушарием реагирует. Инстинктом. Прыг — и уже залез на ближайшую скалу. А только когда гормон стресса, адреналин, схлынул, он смог левым полушарием осознать: это был саблезубый тигр и тут мимо густых кустов лучше не ходить, но если что — то высокая скала весьма способствует выживанию и это надо бы запомнить. Левое полушарие ответственно за опыт.

Пока человек осознает и систематизирует собственный опыт выживания — эта система работает очень хорошо. Она находится в состоянии гармонии.

– Так где же происходит сбой?

– Он возникает на этапе обучения и воспитания. Когда человек получает знания извне. От родителей, педагогов, из книг. Но знания, неподкрепленные правым полушарием — собственным опытом и впечатлениями — это всегда мина замедленного действия. К сожалению, сейчас человек с младых ногтей и на всем пути через детский сад, школу, институт большинство знаний об окружающем мире получает именно через обучение и воспитание. 95% навыков — это чужой опыт, насильно утрамбованный ему в мозг. Человек принимает его на веру. В виде стереотипов поведения того, что мы для простоты называем приличным поведением, культурными ценностями и так далее. Вот тут-то и возникает конфликт, разрыв между инстинктами и навязанным поведением.

– Хорошо бы на примере пояснить.

– Классика: «Как истинный джентльмен теперь я обязан». Инстинкты вопят: «Это не твой человек, она нам как партнер не подходит». Левое полушарие заставляет: «Нам так заповедано. Это будет правильно с точки зрения культуры, религии, приличий, обычаев (нужное подчеркнуть)». К чему приводит такой диссонанс? К браку по обстоятельствам, нарушению гармонии, отсутствию эндорфинной фазы любви. К тому, что ребенок в этой семье чувствует напряжение между родителями. А в итоге — растет снежный ком конфликтов. Неврозы. Инфаркты. В лучшем случае — развод. Но зато мужчина в свое время поступил как джентльмен.

– Так что же делать? Плевать на воспитание и образование, слушаться инстинктов?

– Лучший вариант — не отсекать мнение, которое диктует левое полушарие, а вовремя подкреплять чужие знания собственным опытом. С детского возраста, в форме игры. Детям необходимо показывать положительные примеры взаимоотношений между полами. Чтобы когда малыш или малышка подрастет, у них не возникало тяги к перегибам в любую сторону. Раньше это происходило автоматически. В многодетных патриархальных семьях, где под одной крышей жили несколько поколений, дети видели взаимоотношения между прабабушками и прадедушками, дедами и бабками, родителями. Дети общались с двоюродными и троюродными братьями. Выходили во двор, играли с многочисленными сверстниками. Даже когда в Советском Союзе дети играли во дворах — этот механизм еще работал. Мальчишки и девчонки гоняли в футбол, играли в казаки-разбойники, а когда приходила пора вздохов под луной, они не немели в присутствии противоположного пола.

– Что изменилось сейчас?

– Взорвалась мина замедленного действия. Сказалось влияние советской системы образования. Она вся, от детского сада до университета, была основана на трудах одного педагога — Макаренко. И все последующие педагоги в той или иной мере были его учениками. И, в конце концов, через несколько поколений учителей все забыли, что Макаренко-то — был сотрудником ВЧК. Воспитывал он — беспризорников. Детей, имеющих асоциальный, а чаще — криминальный опыт. И что в его случае методы уравниловки, речевок, милитаризации — они работали. Макаренко был молодец. А когда с его методов взяли пример и перенесли его на детей из вполне благополучных семей, детская психика надломилась. Октябрята — звездочки, пионеры — звенья и отряды. И те педагоги, которые работают с детьми сейчас, они в большинстве своем воспитаны на методах Макаренко. Они не дают ребенку возможности подкреплять знания опытом. Когда ребенок подрастает и ему приходит пора устраивать семью, он до отказа набит левополушарными, чужими, заимствованными стереотипами. И не умеет слушать свое правое полушарие.

– Так в чем же рецепт воспитания? Делать как в Индии, по принципу «Если разрешить ребенку обжигать пальцы, можно научить его не совать руки в огонь»?

– Похоже. Но нет. Лучше взять на вооружение метод дрессировки — не наказывать за промахи, а поощрять за правильные действия. И в этом — брать пример с самого великого воспитателя и дрессировщика — матушки-природы. Сделал что-то правильное для выживания — получи удовольствие.

Если бы у нас именно так воспитывали детей, то подрастая, они не испытывали бы такого мощного комплекса проблем, связанных с нарушением базовых природных принципов. И не имели бы семейных проблем, повторяющихся из поколения в поколение, цикл за циклом.

Основная семейная ценность, основной залог семейного счастья и благополучия — это когда есть взаимные чувства между родителями. Когда соблюдены все фазы и влюбленности, и любви. Когда нормально, вовремя, по желанию и готовности появился ребенок. К которому относятся не как к помехе в личной жизни, а как к очень интересному, содержательному существу, от которого зависит будущее. Ребенок — это самый важный вклад в жизни родителей, их самое главное дело. И если удалось достойно воспитать его, дать ему окрепнуть, встать на крыло, вот тогда будет гармония. Вот тогда природа даст тебе испытать счастье. То самое «эндорфинное поглаживание» матушки-природы: «Молодец, лялечка, хорошо выживаешь сам и хорошо помогаешь выживать своей популяции, виду и всему роду человеческому».

Пятак Далее в рубрике ПятакКак корреспондент РП был чернорабочим Читайте в рубрике «Титульная страница» В очередь…Дмитрий Дюжев позволил себе неосторожные высказывания о культурном уровне отечественных зрителей и был обвинен в унижении достоинства россиян В очередь…

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте статьи экспертов
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»