«Сегодня эмбарго есть, а завтра не будет»
Фото: Комбайн проходческий КП21-150 для механизации отгрузки горной массы. Фото: Павел Лавров // «Русская планета»

Фото: Комбайн проходческий КП21-150 для механизации отгрузки горной массы. Фото: Павел Лавров // «Русская планета»

Какие перспективы ждут угледобывающую отрасль России

В Новокузнецке прошел один из крупнейших в мире промышленных форумов. Ярмарка «Уголь России. Майнинг» собрала на одной площадке представителей практически всех предприятий, добывающих полезные ископаемые. 24 страны, свыше 300 фирм, 5 тыс. выставочных экспонатов — от микроэлектроники до гигантских механизированных комплексов.

Карьерный самосвал поднимает 360 тонн груза. А в грозу под ним могут спрятаться почти 100 человек. Это стало ясно во время неожиданного летнего ливня, прокатившегося над выставкой «Уголь России».

– Был бы это не 360-тонник, а его старший брат! Тут бы еще столько же народу поместилось! — говорит пожилой мужчина в строгом костюме. Дорогой пиджак измазан машинным маслом: мужчина стоит, прислонившись плечом к ободу гигантского колеса.

Я думал, этот — самый большой, — замечаю с сомнением.

– Да ну! Есть на 450 тонн. Вот там махина так махина! А это — так. Выставочный образец.

– А в Кузбассе такой есть?

– Вроде был. На Березовском разрезе, вроде бы. Но точно не помню, врать не буду. У нас-то как раз вот такие работают. А вообще самая ходовая машина — это или «сотка» или 220-тонник.

Выставочный образец сюда приехал не сам: в Новокузнецке улицы не приспособлены к пропуску техники таких габаритов. На выставке его собрали из отдельных агрегатов, как большой конструктор. Об этом узнаю, невольно прислушавшись сквозь шум дождя к разговору двух инженеров. Они сперва долго обсуждали технические характеристики машины, затем — сложности эксплуатации в условиях реального разреза или карьера (чем больше машина, тем сложнее уберечь ее от невольного «дрифта» — заносов на мокром после дождя, скользком от наледи или просто излишне рыхлом грунте).

Угольный Китай

Ливень заканчивается также внезапно, как начался. Секунда — и уже не поливает. Из павильонов, из-под навесов, недоверчиво поглядывая на облака, выходят люди.

Чтобы пройти выставочные ряды насквозь, от парковки для посетителей до главных ворот и площадки перед ними, потребуется около полутора часов. И не сказать, что расстояние огромное: в этом лабиринте наберется от силы километра полтора. Но, во-первых, народу много — не протолкнуться. Во-вторых — то и дело хочется притормозить у очередной диковины.

Компания по производству экскаваторов по понятным причинам не может доверить управление солидной техникой всем желающим. Зато дают порулить точными радиоуправляемыми копиями своих машин. Небольшой экскаватор задорно перекладывает с места на место два ведра песка в импровизированной песочнице. Игрушки пользуются огромным спросом: солидные мужчины в галстуках легко обнаруживают свою мальчишескую сущность.

К очередному стенду зазывает робот: то ли инопланетянин, то ли герой кинофильма, в общем — существо технологичное.

Одна из известных российских фирм по производству специализированных машин и комплектующих к добычным комбайнам пошла чуть дальше: ее маркетологи устроили из выставочного павильона что-то вроде закусочной. Легкие столики, напитки на выбор, даже мангал и жаровня. Клиента усаживают, вручают шашлык, баклажан-гриль, а уже после предлагают поговорить о новом каталоге с перечнем передовых разработок в области шахтового машиностроения.

– Конкурентная борьба очень жесткая сейчас в отрасли, и на таких мероприятиях ее видно как нигде, — уверяет Сергей Климкин, менеджер завода-изготовителя электротехнических изделий. — Тут конкуренты сталкиваются лицом к лицу. И друг с другом, и с потенциальными клиентами, партнерами. Хорошо тем, у кого продукция или услуги — уникальны. Но в угольной сфере таких монополистов немного. По пальцам перечесть. Причем на одной руке. Есть российский завод по производству уникального электрооборудования, не имеющего аналогов, например. Это оборудование, которое пригодно для работы в шахтах — оно не взрывается. А вот остальные должны себя похвалить как в том мультике — «лучше всех». И чтобы именно на них обратили внимание.

Добычной комбайн российского производства выкрашен в традиционные цвета фирмы-поставщика — белый корпус, красное на вершине. Позади машины установлен огромный экран, на котором идет рекламный фильм. Снят интересно, в стилистике лучших научно-популярных телеканалов. Доступно для понимания не только специалистам-угольщикам, но и стороннему обывателю. Причем комбайн показывают в работе: непосредственно под землей он ожесточенно вгрызается в уголь, срезая пласт за пластом.

Напротив, в пятнадцати шагах, стоит абсолютно невзрачный стенд китайских производителей. Их комбайн — внешне точная копия российского, только выкрашен в истошно-желтый. Никаких фильмов, никаких демонстраций. Комбайн, стойка с названием фирмы, за ней — неподвижный менеджер-консультант с непроницаемым лицом.

Конкуренты? — киваю на китайцев, обращаясь к сотруднику российского завода.

– Да уж, — вздыхает тот. — У них машина — как наша точь-в-точь. Даже запчасти друг к другу подходят, оказывается. Я проверил.

Ну так он много клиентов не найдет, — подначиваю к продолжению разговора, намекая на отсутствие у иностранных соседей яркой рекламы.

– Да как сказать? — пожимает плечами усталый машиностроитель. — Они нас по ценам делают. Как по качеству — не знаю, но сейчас время какое? Если есть возможность взять дешевле — возьмут ведь, правда? По логистике немного проиграют и, конечно, по сервису. А вот по цене — сэкономят.

Разговорившись, выясняю, что по наблюдениям угольщиков, китайская сторона в нынешнем году проявляет к российскому майнингу значительно больше интереса, чем раньше. Они и прежде были традиционными и эффективными партнерами отрасли, а в нынешнем году расширили и количество представительств, и состав делегаций.

– Оглянитесь: куда ни посмотри, везде ходят, смотрят, запоминают, на экшн-камеры снимают, фотографируют. По-нашему только не говорят.

А переводчики?

– А что переводчики? Китайские партнеры — они и с переводчиками очень дипломатичны. Они проявляют заинтересованность, ни «да», ни «нет» не говорят, но это не значит, что они «воздерживаются», — смеется заводчанин, переиначив старый анекдот на новый лад.

Польша, Украина и Кузбасс

Жемчужина нынешней выставки: презентация новой технологии откачки метана из угольных пластов. Российская разработка, отечественная реализация. Уже есть примеры успешного внедрения: газовые комплексы работают на нескольких крупных шахтах Кузбасса. Специалисты долго рассказывают о технических тонкостях. Если перевести с русского-инженерного на русский-разговорный, получится просто: сквозь угольные пласты бурят скважину. Наверху ставят что-то вроде большого пылесоса. Выкачивают природный газ — в основном, это метан — из недр. Часть — сжигают, часть — заготавливают и используют.

– С точки зрения себестоимости такая добыча неэффективна, — упрекает разработчиков один из зрителей презентации. — Объемы по сравнению с крупными газовыми месторождениями — ничтожны. Плюс метан — такая специфическая фракция, что его еще надо умудриться и собрать, и заготовить.

– Ну, во-первых, речь идет не о промышленных масштабах заготовки — отвечает представитель завода-изготовителя добычного комплекса. — Речь идет в первую очередь о безопасности. Безопасность горняков — раз! Люди будут работать в шахте, откуда большая часть газа уже откачана. Экологическая безопасность — два! Этот газ — он уже не считается вредными выбросами в атмосферу. Метан, как вы помните, газ парниковый, за его выбросы угледобывающие предприятия платят огромные штрафы, и даже если мы его откачали, но даже не собрали, а сожгли — вред природе нанесен в разы меньший. Это значит — меньше нагрузка и на предприятие и на экологию. А такие экономии по безопасности угольщикам выгодны. И они вкладываются в каждый кубометр откачанного газа своей копеечкой. Вот вам и себестоимость.

Наукоемкие технологии — развитие автоматизированных систем управления и учета в добывающей отрасли — это главная тенденция развития. Вектор на эффективность. Кузбасс может в ближайшие годы перестать торговать углем. Схема «добыча-продажа-отгрузка» меняется. Теперь мы включаем в нее новое звено — «переработка». Уголь обязательно должен пройти обогащение и уйти потребителю уже в виде концентрата. Для этого отрасли предстоит практически полная реконструкция: старые предприятия закрываются. На их месте появляются новые, современные комплексы. И по оценкам многих экспертов, слухи о кризисе сильно преувеличены.

– В 2015 году горняки Кузбасса поставили очередной производственный рекорд, — доказывает свою точку зрения Максим Макин, первый заместитель губернатора Кемеровской области. — В апреле мы уточнили эти данные, мы добыли 211 млн тонн угля. Это при том, что год назад был этот показатель на цифре 203 млн. Мы в Кузбассе только за год запустили три современных угольных предприятия общей проектной мощностью почти 8 млн тонн, создали 1,5 тыс. новых рабочих мест, уже в этом году ввели в эксплуатацию две обогатительные фабрики мощностью переработки 5,5 млн тонн угля.

Над выставкой реет парад флагов, в том числе Польши, Чехии, Германии, Украины. Как отшучиваются бизнесмены: куда мы друг без друга. Российский рынок для западных компаний является стратегическим. Политика не может стать серьезной помехой.

– Эмбарго сегодня есть, а завтра его может и не быть, — заявил в своей приветственной речи министр-советник отдела содействия торговли и инвестициям Посольства Республики Польша в России Марек Очепка. —  Кто перестанет общаться с нашими партнерами? Придут другие партнеры! И для кого-то на рынке уже не будет места! Иногда меня спрашивают: господин министр, а может, подождем лучших времен? Тогда я им отвечаю: вы ждете лучших времен, но я вам гарантирую, что для вас их уже не будет. Поэтому, я думаю, что надо приезжать, надо общаться, надо независимо от всего поддерживать контакты.

Химия любви: от слияния до распада Далее в рубрике Химия любви: от слияния до распадаВрач-психотерапевт Сергей Тихонов рассказал «Русской планете» о самых распространенных семейных проблемах, опираясь на медицинский опыт и биологию человека Читайте в рубрике «Титульная страница» Страшная смерть королевы комедииСегодня легендарной советской актрисе Тамаре Носовой могло бы исполниться 90. Но она умерла 10 лет назад в жуткой нищете Страшная смерть королевы комедии

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Расширяйте круг интересов!
Мы пишем об истории, обороне, науке и многом другом. Подписывайтесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»